Материалы отфильтрованы по дате: декабря 2018

70 лет назад, 10 декабря 1948 года, на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) («Международный пакт о правах человека») принята Всеобщая декларация прав человека.

В преамбуле Декларации обращается внимание на то, что «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира, а пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей».

Статья 3 Декларации провозглашает самые важные права человека: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». То есть, никому не разрешается убивать людей, необоснованно задерживать и заключать под стражу.

Закрепленные в данной статье права человека сегодня грубо нарушаются Российской Федерацией, которая 5 декабря 1994 года в рамках Будапештского меморандума вместе с США и Великобританией выступила гарантом безопасности Украины в ответ на ее отказ от ядерного оружия. С 20 февраля 2014 года, с начала ее военной агрессии против Украины, человеческие жертвы в этой войне сегодня соизмеримыми с теми, которые Советский Союз понес в ходе его афганской военной авантюры. 

Украина присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года в качестве государства, не обладающего ядерным оружием, и получила со стороны ядерных держав гарантии безопасности на основе принципов Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ, одним из которых является уважение прав человека и основных свобод.

Отказавшись от ядерного оружия, Украина внесла свой вклад в выживание человеческой цивилизации путем отхода от модели мира, основанной на балансе военных сил и их противоборстве, к модели «позитивного мира», т.е. мира, основанном на общих целях и идеалах, признающего и разделяющего фундаментальные общие ценности, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека.

Права и свободы человека, как и их соблюдение, являются важнейшим политико-юридическим институтом, который объективно выступает мерилом достижений человечества, в том числе, и в области международной безопасности. Не зря, вместе с подписанием Будапештского меморандума, была принята и Декларация СБСЕ «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху», подведшая черту под Холодной войной. Данная Декларация включила в себя Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности, которым установлена взаимосвязь между поддержанием мира и уважением прав человека и основных свобод.

Российская Федерация в настоящий момент предпринимает попытку аннексировать Крымский полуостров, разместив на международно-признанной украинской территории (резолюция ГА ООН 68/262 «Территориальная целостность Украины») ядерное оружие. Россией тем самым нарушаются, как режим безопасности, основанный на принципах Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ, так и режим нераспространения согласно Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года.

Восстановление данных режимов является сегодня обязанностью всех стран-подписантов данных международных документов путем совместной выработки и принятия мер по преодолению виктимизации, вызванной российской военной агрессией против Украины. Реализация ее гражданами статьи 3 Всеобщей декларации прав человека является гарантией того, что мир не скатится к ядерной катастрофе!

10 декабря т.г. министры иностранных дел стран-членов ЕС одобрили предложение Нидерландов создать санкционный механизм, связанный с нарушениями международного права и прав человека. В течение ближайших месяцев Европейская внешнеполитическая служба должна представить подробное предложение такого механизма.

Заявление Международного комитета «За Будапештский меморандум!» «О противодействии российской военной агрессии на основе Будапештского меморандума».

 Заявление Международного комитета «За Будапештский меморандум!»

«О противодействии российской военной агрессии на основе

Будапештского меморандума»

5 декабря 1994 года вступил в силу Закон Украины от 16.11.1994 года №248/94-ВР «О присоединении Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года». Основанием этому явилось предоставление Украине ядерными державами – Российской Федерацией, Соединенными Штатами Америки и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии – гарантий безопасности, оформленных путем подписания соответствующего международного договора – Будапештского меморандума.

Гарантиями безопасности по Будапештскому меморандуму является подтверждение странами-гарантами своих обязательств в соответствии с принципами Хельсинкского Заключительного акта ОБСЕ уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины, воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины, а также подтверждение того, что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом ООН, как не будет применено и экономическое принуждение, направленное на подчинение своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих ее суверенитету.

Благодаря Украине 5 декабря 1994 года аналогичные гарантии безопасности были предоставлены и Республике Беларусь в ответ на ее присоединение к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве государства, не обладающего ядерным оружием.

Нарушение Российской Федерацией положений Будапештского меморандума в отношении Республики Беларусь в ноябре 1996 года привело к подчинению российским интересам осуществление прав, присущих беларускому государственному суверенитету. 

С нарушением Российской Федерацией Будапештского меморандума в отношении Республики Беларусь и Украины (при попустительстве США и Великобритании) перестали действовать предоставленные им гарантии по соблюдению принципов ОБСЕ. Это положило начало войне «управляемого» хаоса (гибридной войне), в ходе которой, благодаря тактике «бой ради политики», международное право в настоящий момент подменено «евразийским» («минские соглашения»: Иловайск – Минск-1, Дебальцево – Минск-2) и навязан необходимый России переговорный формат – «Нормандский».
Действия руководства Российской Федерации, как ядерной державы вышедшей из-под контроля международного права, грозят катастрофическими последствиями для региона ОБСЕ и общего миропорядка в целом.

Украина и Беларусь являются участниками программы Евросоюза «Восточное партнерство». В качестве ответной контрмеры на действия России по инициативе Форума гражданского общества Восточного партнерства в Совместную Декларацию по цифровой экономике стран ЕС и ВП (утверждена 11 июня 2015 года) включено предложение о присоединении стран-партнеров к Европейской декларации по электронному правительству (программа eUnion).

Данная инициатива осуществляется в рамках Стратегии «Восточное партнерство: информационное общество вместо войны» и направлена на выполнение рекомендации резолюции ПАСЕ от 9 апреля 2014 года №1988(2014) «Последние события в Украине: угрозы для функционирования демократических институтов». Указав на риск дестабилизации и ухудшения режима безопасности всего региона в случае дальнейшей российской военной агрессии против Украины, ПАСЕ рекомендует странам-гарантам по Будапештскому меморандуму и другим заинтересованным европейским государствам рассмотреть возможность заключения дополнительных соглашений, гарантирующих независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины.

Соглашение Украины с государствами-участниками программы eUnion отвечает рекомендации ПАСЕ. Реализация «дорожной карты» (eUkraine + eUnion) и ей подобных в странах-партнерах позволяет решить проблему военных и «замороженных» конфликтов в Восточном партнерстве на принципах ОБСЕ.

Предполагалось, что первым шагом в этом направлении станет смена переговорного формата по Украине с «Нормандского» на «Женева плюс» и продолжение начатых 17 апреля 2014 года в Женеве переговоров между Украиной, РФ, США и ЕС. Формат «Женева плюс», предложенный Президентом Украины Петром Порошенко, поддержан Европейским парламентом резолюцией от 4 февраля 2016 года "О ситуации с правами человека в Крыму, в частности крымских татар" (2016/2556).

В ходе российской военной агрессии против Украины, в моменты возникновения ситуаций напрямую затрагивающих обязательства по Будапештскому меморандуму, Совет Национальной Безопасности и Обороны (СНБО) Украины принимал решения о начале консультаций со странами-гарантами (решения от 01.03.2014, 28.08.2014, 26.11.2018). Решением СНБО от 12.09.2014 правительству Украины был установлен месячный срок для «формирования оптимальной модели обеспечения безопасности Украины путем заключения многостороннего или двусторонних международных договоров Украины с другими государствами в целях обеспечения действенных гарантий безопасности Украины, защиты ее суверенитета и территориальной целостности».

К сожалению, в вопросах восстановления суверенитета и территориальной целостности Украины Петр Порошенко впоследствии стал руководствоваться политическим решением. Его заявление о безальтернативности «минских соглашений», которое определяет нынешнюю внешнюю и внутреннюю политику официального Киева, лишает украинцев гарантий безопасности на основе приоритета принципов международного права, а также перспектив проведения реформ на основе верховенства права национального. Это также отрицательно сказывается на перспективах восстановления прежнего режима безопасности в регионе ОБСЕ и режима нераспространения ядерного оружия на основе гарантий безопасности, предоставленных ядерными державами.

Противодействие российской военной агрессии против Украины на основе Будапештского меморандума крайне актуально по следующим причинам.

В Восточном партнерстве предусмотрено достижение взаимосвязанности информационно-коммуникационных инфраструктур (ИКИ), как между странами-партнерами, так и между ними и ЕС. Целостность ИКИ неразрывно связана с целостностью территориальной. Без обеспечения цифрового доступа бизнеса и граждан с временно оккупированных Россией территорий Украины и стран-партнеров к Единому цифровому рынку ЕС не состоится Цифровое Сообщество ЕС с Восточными партнерами (Digital Community). Восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины и стран-партнеров в соответствии с принципам ОБСЕ будет осуществляться путем создания сети (EU4Digital: eUnion).

11 июня 2015 года, утвердив Совместную Декларацию по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства, Украина подтвердила свое обязательство соблюдать принципы ОБСЕ. Однако на протяжении более трех лет украинская власть игнорирует возможность смены переговорного формата с «минских соглашений» на Будапештский меморандум, предпочитая войну интеграции в информационное общество ЕС.

В целях возобновления действия принципов ОБСЕ в отношении Украины и Беларуси в рамках Будапештского меморандума 8 августа 2018 года было инициировано создание Международного комитета «За Будапештский меморандум!». Будапештский комитет заинтересован в восстановлении послевоенного режима безопасности на принципах Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ и Международного режима нераспространения ядерного оружия на основе Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) от 1 июля 1968 года и гарантий безопасности ядерных держав по Будапештскому меморандуму.

Будапештский комитет приветствует инициативу украинских политиков о необходимости противодействия российской военной агрессии на основе Будапештского меморандума. Речь идет, в частности, об инициативе лидера партии «БАТЬКІВЩИНА» Юлии Тимошенко о начале переговоров в формате «Будапешт плюс» с участием стран-гарантов, реализацию которой будет осуществлять Военный комитет.

Будапештский комитет призывает украинских политиков в ходе предстоящих президентских и парламентских выборов к максимальному продвижению принципов ОБСЕ, как гарантий безопасности Украины, так механизма по преодолению виктимизации, вызванной военной агрессией России против Украины, которая поддерживается ею «минскими соглашениями».