Відповідно до пункту 15 частини другої статті 25, частини першої статті 68, частин другої, третьої статті 69 Закону України "Про вибори Президента України", керуючись статтями 11 – 13, пунктом 17 статті 18 Закону України "Про Центральну виборчу комісію", Центральна виборча комісія постановила надати дозвіл мати офіційних спостерігачів під час чергових виборів Президента України 31 березня 2019 року ГРОМАДСЬКІЙ ОРГАНІЗАЦІЇ "ІНСТИТУТ ДОСЛІДЖЕННЯ РОСІЙСЬКОЇ АГРЕСІЇ".

Про це Центральна Виборча Комісія прийняла 1 лютого 2019 року постанову № 177.

Завдання Інституту дослідження російської агресії полягають у виявленні і дослідженні ворожого російського втручання в українські вибори.

 

01.02.2019. 

Прес-служба Інституту дослідження російської агресії


Различные официальные и неофициальные лица России активно интересуются грядущими украинскими выборами. Коллективной милитаристской пропаганде до сих не дает покоя отказ МИД Украины в допуске российских наблюдателей за ходом украинских выборов.

Почему так происходит? Этот вопрос российское руководство, прежде всего, должно задать само себе.

Андрей Пионтковский: Война за интерпретацию магнитогорской трагедии продолжается

Демонстративное убийство 27 февраля 2015 года у стен Кремля лидера оппозиции Бориса Немцова стало веховым событием в истории позднего путинизма.

Высшие руководители правящей ОПГ самим выбором места расправы с их непримиримым оппонентом откровенно признавались в своем преступлении. "Мы и убили-с, можем повторить", — без стеснения заявляли они ошеломленным согражданам.

Но этим не исчерпывалось значение 27 февраля. С первых же дней официального "расследования" стал очевиден конфликт внутри правящей верхушки, включая ее силовые элементы. Впервые Путину был брошен вызов внутри самой системы власти.

Российские силовики (прежде всего ФСБ) использовали организованное ими же убийство Бориса Немцова в качестве триггера для развертывания фронтальной атаки на путинский проект "Кадыров", который вызывал их резкое неприятие с самого начала. Они так и не смогли смириться с потерей Чечни как зоны своей неограниченной и бесконтрольной власти над жизнью и смертью любого ее обитателя. Быстро арестовав нескольких кадыровцев, причастных к преступлению, следователи дерзко обозначили свой интерес к непосредственному окружению Кадырова — Геремееву и Делимханову. И даже предприняли экспедицию в Чечню, в ходе которой пристрелили при попытке задержания одного из подозреваемых. Основной целью скоординированной атаки силовиков была максимальная дискредитация в публичном поле Кадырова, а через него и патронирующего его Путина, если тот откажется его сдать.

Но Путин не мог сдать Кадырова. Закрытие под давлением силовиков проекта "Кадыров" стало бы официальным признанием поражения России во второй чеченской войне и объявлением третьей. Это возвращение в 1999 год в гораздо худшей исходной позиции и, кроме того, полная политическая делегитимизация Путина как "спасителя отечества в 99-м". Путину удалось остановить атаку силовиков на Кадырова ценой правового абсурда. Организатором и заказчиком убийства был назван скрывшийся от следствия водитель Геремеева. Но силовики не отказались от своих планов.

Ничего не забыл и, видимо, никого не простил и Путин. Его реакцией на "бунт" стала масштабная реструктуризация силовых структур и создание, по существу, своей личной гвардии во главе с верным ему Золотовым (350 000 бойцов).

Прошло почти четыре года. Похоже, что 31 декабря 2018 года суждено стать еще одной важной датой в истории путинской Дзюдохерии. Вот уже почти месяц мы наблюдаем в ходе расследования серии взрывов в Магнитогорске упорное противостояние тех же властных институтов, что и в 2015 году, — Путина и ФСБ.

Официальные структуры, подконтрольные Путину, включая СК и федеральные каналы ТВ, уверяют нас, что 31 декабря произошел взрыв бытового газа. ФСБ все более настойчиво сливает по своим каналам (специально созданный ресурс "База" и др.) информацию о готовившейся исламистским подпольем Магнитогорска серии терактов, наиболее опасные из которых чекистам удалось героически предотвратить. Сейчас уже даже не столь важно, что там было на самом деле (ниже я выскажу свою точку зрения). Важен политический смысл этой войны версий.

Путинский миф, как известно, был изначально создан кремлевскими мерзавцами после серии взрывов домов осенью 1999 года, приписанных исламским террористам.

После этого каждый последующий масштабный теракт в России становился для вылупившегося из телевизионной пробирки Крошки Цахеса новой инъекцией политического ботокса. Укреплялся в народном сознании миф об Отце нации, расширялись властные полномочия носителя мифа, усиливались репрессии против всех усомнившихся.

Теракты и их правильное пропагандистское освещение много лет служили благому делу формирования заданных штампов массового сознания.

Так было вплоть до катастрофы пассажирского самолета А321 над Синайским полуостровом 31 октября 2015 года. Неожиданно все пропагандистские усилия Кремля с первого дня были направлены на поддержание версии технической неисправности, а не теракта. Только международный характер расследования вынудил Кремль глухо согласиться в конце концов с очевидным — это был теракт.

Чем же стали неугодны для российской пропагандистской машины, так верно служившие ей полтора десятилетия теракты исламистов? Почему путинские мордоделы стали от них шарахаться?

А всё потому, что в сентябре 2015 года путинская концепция борьбы с исламистскими радикалами резко изменилась. Отныне он решил бороться с ними не в отечественных сортирах, а на дальних рубежах нашей Родины, задолго до того, как они смогут нанести удары по российской территории или по российским самолетам.

Более того, этот лживый мем о "дальних рубежах" стал официальным обоснованием сирийской военной авантюры, преследовавшей совсем иные цели. Подробнее см. "Корабль дураков". Здесь же ограничусь одной цитатой из этого текста:

Мы должны убивать их на дальних рубежах, чтобы они не пришли к нам. Высшие чины государства, заученно повторяющие эту мантру, либо сознательно лгут, либо пытаются обмануть самих себя. Мы влезли в самое пекло средневековой религиозной войны. Наш православно-шиитский Крестовый поход не уменьшит число суннитских радикалов. Наоборот, их число резко возрастет и в Сирии, и в Ираке, и во всем мире. В том числе и на территории России. Джихад — это сетевая структура, идеологический бренд. Потенциальным террористам не надо ползти к нам через Кавказ и Среднюю Азию. Они уже давно среди нас, и число их растет.

Они уже давно среди нас в Магнитогорске, и число их растет. Такая новость не только не вписывается сегодня в картину мира путинской пропаганды. Наоборот, она ее обрушивает, дискредитируя и так уже потерявшего свою мифологическую самость бывшего альфа-самца. Поэтому все сохранившие ему лояльность институты и персонажи будут упорно отстаивать версию утечки газа.

Но ФСБ даже еще более решительно, чем три года назад, продолжает проводить свою самостоятельную линию, ангажируя новые и все более близкие к мейнстриму СМИ.

ФСБ не беспокоит репутация путинской "борьбы с терроризмом на дальних рубежах". Напротив, эта концепция с самого начала вызывала у них неприятие, такое же, как и путинский проект "Кадыров". Кадыровский офшор отнял у чекистов власть и огромные деньги в Чечне. А смещение приоритетов в сторону "борьбы на дальних рубежах" сокращало те властные, финансовые, политические ресурсы, которые ФСБ как ведомство оседлало в ходе своей увлекательной двадцатилетней борьбы с терроризмом на территории всей России.

Я обещал высказать свою версию трагических событий в Магнитогорске. Она очень проста, и даже буднична.

В Магнитогорске произошло то же самое, что все эти двадцать лет происходило в ходе резонансных терактов.

Взрывы домов, приведшие Путина к власти. Взрыв дома в Волгодонске был за два дня до трагедии официально анонсирован спикером Думы. Кто на самом деле были серийными убийцами, заказавшими эти взрывы, стало предельно ясно после их провала в Рязани, где рядовые исполнители (офицеры центрального аппарата ФСБ) были схвачены за руку.

"Норд-ост". Оставшийся в живых террорист Теркибаев, завербованный агент спецслужб, выйдя из здания невредимым и свободным, успел затем дать сенсационное интервью "Новой газете" и только после этого был ликвидирован. А один из организаторов теракта Эльмурзаев руководил службой безопасности крышуемого спецслужбами Прима-банка, на инкассаторских машинах которого передвигались по Москве террористы.

Беслан. Среди бесланских террористов было несколько человек, включая одного из их главарей Ходова, выпущенных из тюрем и изоляторов незадолго до нападения на школу. Лица, задержанные российскими спецслужбами как подозреваемые террористы, могут оказаться живыми на свободе только в одном качестве: в роли завербованных агентов этих спецслужб.

Волгоград. Октябрь 2014-го. Один из таких агентов Дмитрий Соколов, гражданский муж шахидки Зияловой, находился в центре волгоградской легенды силовиков. Наши славные органы ежедневно сообщали нам, что кольцо преследования вокруг неуловимого главного подрывника махачкалинской диверсионно-террористической группировки неумолимо сжимается и вот-вот он будет схвачен. Только зачем это кольцо такими героическими усилиями им пришлось сжимать, если сами же они его и разжали? Он был уже в их чистых руках. Они сами об этом рассказали, выложив в интернет его фотографии в фас и профиль при задержании. Как признался в эфире программы "Неделя" заслуженный волгоградский чекист Сергей Воронцов: "Да, он был задержан, мы его контролировали, но не могли же мы уследить за каждым его шагом". В конце концов, уже после взрыва автобуса он снова был арестован (в который раз!). Затем как мешок был заброшен вместе с четырьмя неизвестными в какой-то дом на окраине города, в котором им всем, согласно легенде, суждено было умереть в прямом эфире федеральных телеканалов "в процессе задержания".

Санкт-Петербург. 2017-й. После взрыва в питерском метро мы снова услышали от "источника из спецслужб" ту же до боли знакомую волгоградскую легенду — да, мы вели с террористами оперативную игру, но они вышли из-под нашего контроля. И транслировалась она не на каком-нибудь маргинальном сайте, а на страницах системного прокремлевского "Коммерсанта".

Так десятилетиями складывался классический фирменный стиль ФСБ в ее "борьбе с исламистским терроризмом". Отработан до автоматизма был один и тот же шаблон. Каждый мегатеракт — это взрыв адской смеси реальных исламских фанатиков, провокаторов-агентов и руководителей регионального и центрального уровня ФСБ, ведущих с ними "оперативную игру". Когда и где эта игра выходит из-под контроля или как бы выходит из-под контроля, зависит от конкретных политических установок или ведомственных интересов.

Примерно так же всё, видимо, происходило и в Магнитогорске. А почему там должно было происходить как-то иначе? Как в любом крупном уральском городе с достаточным числом мигрантов из Средней Азии, в Магнитогорске имелись подпольные исламистские ячейки, заметно пополнившиеся за последние три года. Местные чекисты вели с ними какие-то "оперативные игры"...

Необычным было только стремительное появление на месте трагедии Путина, прилетевшего поскорбеть с сотрудниками ФСО. Может, и с ним тоже велась какая-то оперативная игра?

Так или иначе, война за интерпретацию магнитогорской трагедии продолжается. Думаю, что ФСБ одержит в ней победу и причиной взрыва будет назван теракт. ФСБ ведет себя в информационном поле гораздо более напористо, чем три года назад. В Особом отделе уже знают, что у Крошки Цахеса пропали три магических волоска. К сожалению, в России так и не нашлось Героя, который бы их публично вырвал. Их просто съела плесень Времени.

Этнологи полагают, что от потери вождём арийского племени сакральности до массовых протестных выступлений должно пройти около года, поэтому до поздней осени серьезные волнения низов племени не ожидаются.

Но кто вам сказал, что верхи — этот вооруженный до зубов коллективный долларовый триллионер — будут целый год пассивно дожидаться своей участи?

Они будут играть на опережение, пытаясь слепить к осени новый постпутинский миф. Чтобы перехватить повестку дня протеста, этот миф должен наряду с чем-то державненьким включать в качестве совершенно обязательного своего элемента и некий симулякр социальной справедливости.

Никакой социальной справедливости предложить выпотрошенной ими стране клептократы не способны. Но они могут польстить массам: превентивно "возглавить" социальный протест и назначить несколько сотен своих коллег-подельников (возможно, включая и первое лицо) "олигархами, ограбившими народ". Сакральная жертва продлит агонию зомби-режима еще на несколько лет.

Актуальнейшей проблемой верхушечного Транзита-2019 станет формирование гораздо более солидного корпуса новых улюкаевых, белыхов, шестунов...

 

Российское руководство резко активизировало реанимацию так называемого "союзного государства" России и Беларуси по договору двадцатилетней давности. В условиях нынешнего геополитического противостояния данное образование будет представлять серьезную угрозу для Украины, для региональной безопасности и миропорядка.

Решить проблему очень просто - уже сейчас заявить о непризнании субъектом международного права так называемое "союзное государство" со страной-агрессором Россией, с украинским Крымом в ее составе, с размещенным там российским ядерным оружием!

Заявление "О гарантиях безопасности Беларуси и Украины по Будапештском меморандуме" – это инициатива Международного комитета “За Будапештский меморандум!”, который создан украинскими и беларускими правоведами и политиками при поддержке Международной ассоциации "Институт национальной политики" и украинского Института исследования российской агрессии

"О гарантиях безопасности Беларуси и Украины по Будапештскому меморандуму"

17 января этого года российский посол в Беларуси Михаил Бабич в интервью телеканалу "Россия 24" в качестве аргумента по созданию так называемого "союзного государства" заявил о  “гигинтских расходах”, которые его страна несет на обеспечение совместной с Беларусью оборонной политики. "Если так можно выразиться, безопасность Республики Беларусь застрахована Вооруженными силами Российской Федерации и ядерным зонтиком, который существует в России", - сказал Бабич.

Уместно напомнить, что Республика Беларусь 5 декабря 1994 году благодаря Украине получила гарантии безопасности по Будапештскому меморандуму от ядерных держав Российской Федерации, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Соединенных Штатов Америки, когда присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года (ДНЯО) в качестве государства, не обладающего ядерным оружием.

По Будапештскому меморандуму гарантиями безопасности является подтверждение странами-гарантами своих обязательств в соответствии с принципами Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ уважать независимость, суверенитет и существующие границы, а также воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление прав, присущих государственному суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода.

Нарушение Россией своих обязательств по Будапештскому меморандуму в отношении Беларуси в ноябре 1996 года путем ее вмешательства во внутренние дела суверенного государства привело к изменению конституционного строя Беларуси. Через подписание 22 ноября под контролем российского высшего руководства  ”Соглашения президента и Верховного Совета об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в Республике Беларусь” была остановлена ​​процедура импичмента Александру Лукашенко за нарушения им Конституции и законов Республики Беларусь, что позволило ему провести 24 ноября референдум по изменению Конституции с целью концентрации всей полноты власти в своих руках.

В результате этого, первого нарушения Будапештского меморандума Россия подчинила своим собственным интересам осуществление Беларусью прав, присущих ее суверенитету. Страна была вовлечена в ряд российских интеграционных проектов. Последним из них стал Евразийский экономический союз (ЕАЭС), который был создан 29 мая 2014 года в качестве альтернативы Европейскому Союзу.

Отказ украинцев присоединиться к ЕАЭС спровоцировал Революцию достоинства, а ее победа российскую военную агрессию против Украины с нарушением Россией обязательств перед ней по Будапештскому меморандуму.

Стремление российского руководства подчинить своим интересам осуществление прав, присущих украинскому государственному суверенитету над Автономной республикой Крым сегодня им осуществляется путем максимальной милитаризации оккупированной украинской территории, в том числе, размещением там ядерного оружия.

Нарушением Россией своих обязательств по Будапештскомумеморандуму в отношении Украины и Беларуси нарушены режим евроатлантической безопасности, который основан на принципах Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ, и международный режим ядерного нераспространения, установленный Договором о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года (ДНЯО).

Будапештский меморандум принят в дополнение к ДНЯО. Вместе с другими правовыми актами он дополняет ДНЯО и усиливает международный режим нераспространения ядерного оружия.

Российское руководство в последнее время резко активизировало реанимацию так называемого “союзного государства” России и Беларуси по соглашению от 8 декабря 1999 года. В условиях нынешнего геополитического противостояния данное образование будет представлять серьезную угрозу для Украины, для региональной безопасности и миропорядка.

Слова посла Бабича о российском "ядерном зонтике" в качестве гарантий безопасности для Беларуси являются крайне опасным вовлечением Беларуси в российские имперские авантюры. Это также подтверждение того, что Россия не пойдет на сотрудничество по восстановлению нарушенных ею режимов безопасности и нераспространения ядерного оружия.

Мы приветствуем украинскую инициативу по организации переговорного формата ”Будапешт плюс” с участием стран-гарантов по Будапештскому меморандуму, лидеров Франции, Китая, Германии и Верховного представителя ЕС по внешней политике и политике безопасности. Предметом этих переговоров должно стать восстановление нарушенных Россией режимов безопасности и нераспространения ядерного оружия, которым должны предшествовать украинско-белорусские консультации по восстановлению действия на наши страны принципов ОБСЕ по Будапештскому меморандуму.

Мы призываем беларуское правительство отказаться от дальнейших шагов по пути построения “союзного государства” со страной-агрессором Российской Федерации с украинским Крымом в ее составе! Международное сообщество никогда не признает это образование субъектом международного права согласно резолюции Генассамблеи ООН от 27.03.2014 года “Территориальная целостность Украины”.

Мы призываем общественно-политические силы Беларуси объединиться в защиту независимости страны и принять участие в украинско-беларуских консультациях по Будапештскому меморандуму!

Мы призываем граждан Беларуси быть преданными Конституции-1994, которая была принята четверть века назад 15 марта 1994 года и в которую инициировались изменения лицом, подчиненным после 22 ноября 1996 года российским интересам!

Мы призываем страны-гарантов США и Великобританию к выполнению своих обязательств по Будапештскому меморандуму для восстановления нарушенных Россией режимов евроатлантической безопасности и нераспространения ядерного оружия!

Первоисточник

  

Информация по теме:

Институт исследования российской агрессии

"Восточное партнерство: информационное общество вместо войны" - (Беларуская Нацплатформа Форума гражданского общества Восточного партнерства, Украинская Нацплатформа ФГО ВП, Военный кабинет Юлии Тимошенко)

Совместная Декларация по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства

Роль и место Беларуси в системе ОБСЕ

Заява Рады Беларуской Народной Рэспублікі ”АБ ЗАХАДАХ ДЛЯ ЗАБЕСЬПЯЧЭНЬНЯ НЕЗАЛЕЖНАСЬЦІ БЕЛАРУСІ”

Мемарандум аб аднаўленні светапарадку ў рэгіёне АБСЕ (Хельсінкі-2020)

Чый Крым?

Пять лет оккупации Крыма: в поисках политики непризнания

 

Автор - Юрий Шулипа, директор международной ассоциации «Институт национальной политики»,

директор института исследования российской агрессии


Какие шаги Украина вправе и должна сделать для нейтрализации российской агрессии и деоккупации Крыма, Донбасса и Азовского моря

В предыдущей публикации ("Будапештский формат: два шага к деэскалации российской агрессии") я подробно рассмотрел первые два шага, основанные на подписании в рамках имплементации Будапештского меморандума международных договоров о предоставлении Украине статуса основного союзника вне НАТО и включения механизма международного посредничества. Вслед за этим будет логично рассмотреть направления дальнейшей стратегии в рамках Будапештского переговорного формата.  

Предмет переговоров

Имплементация норм будапештского меморандума, — ряд комплексных и многосторонних мер, скоординированных дейсствий в военных, дипломатических, информационных, правовых, политических, организационных и экономических сферах со стороны США, Великобритании и других стран-гарантов, с общей задачей возобновить принципы международного права, нарушенные Российской Федерацией, режим нераспространения ядерного оружия, усилить международную безопасность, восстановить территориальную целостность, экономику и политический суверенитет Украины.                      

Консультации в рамках будапештской группы - очень серьезный и стратегически важнейший вопрос. Их необходимо тщательно планировать, исходя из сложившейся напряженной геополитической обстановки, в которой находится Украина. 

Рассмотрим основные условия, которые формируют предмет переговоров в Будапештском формате. 

Один из гарантов территориальной целостности, политического и экономического суверенитета Украины – Российская Федерация:  

совершив вероломное военное нападение на Украину, временно оккупировав ее суверенные территории - АР Крым, часть Донецкой и Луганской областей, - грубо нарушила Будапештский меморандум и отказывается от переговоров в будапештском формате;  

рассматривает остальные стороны Будапештского меморандума, Украину, США и Великобританию в качестве своих экзистенциальных врагов (пп. "А" п. 12 Военной доктрины Российской Федерации, утверждена президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976). 

Существует угроза ликвидации Россией Республики Беларусь как страны и субъекта международного права и дальнейшее использование ее территории в качестве военно-наступательного плацдарма на Украину и страны НАТО.          

Существует угроза нанесения превентивного военного удара воздушно-космическими силами Российской Федерации. Российские пропагандисты агрессии и войны на официальных государственных российских телеканалах неоднократно заявляли о возможном нанесении ударов по территории Украины дистанционным высокоточным оружием, в частности, по резиденции главы государства, призывали бомбить Киевсбросить бомбу на "киевский режим" - и тому подобное.          

Ряд основных угроз для Украины, связанных с временной оккупацией Россией АР Крым, перечислена в пунктах 1 – 7   Резолюции ГА ОНН А/73/L.47 "Проблема милитаризации Автономной Республики Крым и города Севастополь, Украина, а также районов Черного и Азовского морей" от 5 декабря 2018 года.  

Присутствие российских войск в Крыму противоречит национальному суверенитету, политической независимости и территориальной целостности Украины, подрывает безопасность и стабильность соседних стран и европейского региона.   

Нарастающая милитаризация Крыма Российской Федерацией как оккупирующей державы, продолжающаяся дестабилизация обстановки в Крыму вследствие переброски Россией систем вооружений, включая самолеты и ракеты, способные нести ядерное оружие, оружия и боеприпасов, и направления ею военного персонала на территорию Украины.  

Проведение в Крыму многочисленных военных учений российских вооруженных сил может подорвать региональную безопасность и влечет за собой значительные долгосрочные негативные экологические последствия в регионе.  

Продолжающиеся действия Российской Федерации в районах Черного моря, окружающих Крым, и в Азовском море, включая их милитаризацию, создают дополнительные угрозы для Украины и подрывают стабильность более широкого региона.  

Опасное нарастание напряженности и неоправданное применение силы Российской Федерацией против Украины, в том числе против трех судов Военно-морских сил Украины (а именно катеров "Бердянск", "Никополь" и буксира "Яна Капу") 25 ноября 2018 года в Черном море, а также причинение серьезных ранений нескольким членам их экипажей. 

 Препятствование законному осуществлению навигации в Черном и Азовском морях и Керченском проливе, предусмотренной международным правом, в частности положениями Конвенции ОО по морскому праву 1982 года. 

Строительство Российской Федерацией моста через Керченский пролив между Российской Федерацией и временно оккупированным Крымом, которое способствует дальнейшей милитаризации Крыма.

Резолюция также осуждает рост военного присутствия Российской Федерации в районах Черного и Азовского морей, в том числе в Керченском проливе, притеснения Российской Федерацией коммерческих судов и ограничение международного судоходства.  

Стоит отметить, что в преамбуле рассматриваемой Резолюции содержится важное напоминание в адрес руководства стран-гарантов территориальной целостности Украины:  "… временная оккупация Крыма и угроза силой или ее применение против территориальной целостности или политической независимости Украины Российской Федерацией противоречат обязательствам, взятым в соответствии с Меморандумом о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (Будапештский меморандум) от 5 декабря 1994 года, в котором, в частности, было подтверждено обязательство уважать независимость и суверенитет и существующие границы Украины".    

Это еще одно из оснований для немедленного созыва Украиной совещания стран-гарантов для проведения консультаций в рамках исполнения ими взятых на себя обязательств по Будапештскому меморандуму.   

Один из разработчиков геополитической стратегии Путина, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике РФ, Сергей Караганов сформулировал логику 4-й мировой экзистенциональной войны России против США, стран запада и Украины: "Россия не отступит. Для нашей страны это стало вопросом жизни и смерти".    

Следовательно, с учетом определенной логики развития и закономерностей расширения российской агрессии, в 2019 – 2024 годах агонизирующая Россия будет только наращивать и без того высокий градус непредсказуемости. При этом Россия продолжит уклоняться от соблюдения взятых на себя международных обязательств и неформальных договоренностей.  

Опасность политики безальтернативности Минских договоренностей и Нормандского формата

В публикации "Почему необходимо вернуться к Будапештскому формату" была проанализирована сложившаяся ситуация и установлено, что Минские договоренности и Нормандский формат не вписываются в правовую конструкцию действующих норм международного и украинского права, а также не отвечают фактическому положению дел. Для Украины все эти договоренности дают возможность лишь поддерживать сложившееся статус-кво. Однако такая ситуация не может и не долдна продолжаться неопределенно долгое время.  

Исходя из анализа совокупности экономических и ресурсных показателей российской государственной программы вооружений 2018-2027 годов и агрессивных действий России на международной арене обосновывается вывод о том, что Россия готовится к большой наступательно-оккупационной войне - как минимум с соседними странами.  

Одним из наиболее вероятных поводов очередного военного нападения России на Украину может быть проблема доступности  для оккупированного Крыма днепровской воды из Каховского водохранилища. По прогнозам ряда специалистов, ресурсы питьевой воды в самом Крыму могут истощиться уже к 2020 году. 

Внешнеполитический расчет России основывается на том, что после президентских и парламентских выборов новая украинская власть должна будет договориться с Россией о фактической капитуляции в обмен на прекращение российской войны. Таким образом, в Кремле поставили прекращение военных действий на Донбассе в зависимость от отказа Украины от ее национальных интересов в пользу страны-агрессора.  

Для этого в  Кремле намерены подождать еще пару-тройку месяцев после окончания выборов. По времени поствыборный период совпадает со сроком, когда по прогнозам специалистов  в  Крыму может закончиться питьевая вода.  

Все это может стать причиной нападения России на территорию Херсонской области с целью оккупации зоны вокруг Северо-крымского канала.  

Используя Минские договоренности и Нормандский переговорный формат, Россия стратегически оттягивает время, необходимое для подготовки большой наступательно-оккупационной войны. Западные партнеры Украины - канцлер Германии Ангела Меркель и президенты Франции Франсуа Олланд и Эмманюэль Макрон, - вслед за Минскими договоренностями под давлением Кремля навязали Нормандский формат руководству Украины. При этом для Меркель, Олланда и Макрона участие в Нормандском формате было, по-видимому, лишь формальной демонстрацией образов миротворцев  ради поднятия своих рейтингов в глазах электората, - и это на фоне десятка тысяч погибших в ходе войны граждан Украины.  

Эти игры в миротворцев закончились полным провалом, падением политических рейтингов и эскалацией российской агрессии в Черном и Азовском морях.  

Все эти факторы и опасность сохранения Нормандского формата и Минских соглашений не до конца осознает высшее политическое руководство Украины. Собственно, их до сих пор не осознают даже Меркель и Макрон.  

Отсутствие профессионального подхода, пиар вместо решения проблемы, отсутствие реальных позитивных результатов - все это только разогревает аппетиты агрессора.   

Минские договоренности не привязаны к санкциям

Еще один информационный миф, с которым часто сталкиваются обыватели - что санкции Европейского Союза привязаны к Минским договоренностям. В различных СМИ некоторые зарубежные политики, чиновники, журналисты и даже эксперты утверждают, что санкции в отношении России, ее граждан и юридических лиц продлеваются за нарушения ими минских договоренностей.   

Но как санкции, принимаемые Советом ЕС в форме решений, имеющих юридическую силу, могут быть привязаны к юридически ничтожным Минским договоренностям? Один из старинных принципов римского права гласит: "незаконные действия не могут порождать законные акты".        

Изучение Решений Совета Европейского Союза о наложении санкций на Россию (см. например последнее санкционное Решение (CFSP) 2018/1237 от 12 сентября 2018 "О продлении санкций в отношении России до 15 марта 2019") показывает, что в текстах официальных документов и приложений к ним вообще не содержится упоминаний о Минских договоренностях.   

В решениях Совета ЕС о применении к России ограничительных мер (санкций), установлено, что эти меры применяются "ввиду продолжающегося подрыва или угрозы территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины".  

Общеизвестно, что подрыв территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины начался 20 февраля 2014 года и продолжается по настоящее время.  

Переброска на временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей российских войск и различных незаконных вооруженных формирований, установление марионеточных оккупационных администраций, фактическое, но неофициальное присвоение Россией себе права на эти территории, равнозначного суверенным правам Украины, свидетельствует  "о продолжающемся подрыве или угрозы территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины", — о чем и идёт речь в решениях Совета ЕС о наложении на Россию ограничительных мер.       

По своему смыслу санкции Совета ЕС в отношении России привязаны скорее к Будапештскому меморандуму, а не к Минским договоренностям. Это утверждение вытекает из п. 1 Будапештского меморандума, согласно которому  "Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают Украине свое обязательство в соответствии с принципами Заключительного Акта СБСЕ уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины". 

Допускаю, что ассоциация между санкциями и Минскими договоренностями сложилась в результате внутренней политики политического руководства Украины, которое настаивает на "безальтернативности Минских договоренностей".    

Исходя из анализа Решений Совета ЕС о наложении санкций на Россию, можно сделать вывод о том, что даже если Минские договоренности вдруг внезапно исчезнут, санкции в отношении России останутся без изменений. 

Из текста минских договоренностей следует, что они очерчивают некий "вооруженный конфликт" на территории Донецкой и Луганской областей. Никаких упоминаний о российской агрессии или о нападении России на Украину в них нет. Зато есть пункты об изменениях в Конституцию и в законы Украины. Впрочем, как было сказано выше, анализировать юридически ничтожные акты на предмет их правовых последствий - пустая трата времени.    

Обращение к минским договоренностям на 5-м году российской агрессии свидетельствует об отсутствии у политического руководства Украины осмысленных стратегических планов по деоккупации временно оккупированных территорий и привлечению  государства-агрессора и оккупанта к международной ответственности. Похоже, ставка делается только на сохранение статус-кво.   

Рекомендации

С учетом высокой вероятности военного нападения России на Херсонскую область Украины в конце 2019 или в течение 2020 года, а также продолжения подготовки России к большой войне и высокого градуса непредсказуемости действий агрессора, представляются обоснованными следующие рекомендации.   

  1. Современная и эффективная система ПВО. 

Одновременно с подписанием международных договоров о предоставлении Украине статуса основного союзника вне НАТО и о международном посредничестве, обосновывается необходимость заключения международного многостороннего договора между Украиной, США и Великобританией о создании на территории Украины современной и эффективной системы противовоздушной обороны (далее — ПВО). 

Сейчас Украине как никогда раньше важно защитить свое воздушно-космическое пространство от вероятных авиационных и ракетных ударов со стороны России. Такие удары могут быть совершенно внезапно нанесены со стороны России не только, как угрожают российские пропагандисты войны, по резиденции главы государства, но и по стратегически важным объектам Украины.    

В рамках многостороннего договора о создании системы ПВО необходимо заключить дополнительное соглашение о размещении на территории Украины ракет средней и малой дальности и о предоставлении Украине новейших систем радиоэлектронной борьбы.  

Вопрос размещения ракет средней и малой дальности на территории Украины и европейских стран приобрел наибольшую актуальность на фоне выхода США из ДРСМД.  

  1. Информационное пространство и кибервойска.   

Исходя из того, что фактически Россия ведет 4-ю мировую войну одновременно против США, Великобритании и Украины, а также учитывая ответственность этих стран перед Украиной по Будапештскому меморандуму, Украина, США и Великобритания имеют общие интересы по защите своего информационного пространства от разрушительного влияния России.   

Вмешательство российских спецслужб в президентские выборы в США,  незаконное применение силы российским государством против Великобритании в случае со Скрипалями, создание в Украине системы управляемого криминала, широкое распространение российской антиукраинской, антиамериканской информационной пропаганды, свидетельствует о том, что Россия является общим источником угрозы для Украины, США и Великобритании. Все вышеперечисленные преступления совершаются, в том числе, с помощью различных цифровых устройств.  

Как гаранты территориальной целостности и суверенитета, экономической и политической независимости Украины, США и Великобритания должны предпринять ряд практических мер по оказанию помощи в защите информационного пространства наравне с воздушным пространством, помочь обеспечить надежную кибербезопасность законной деятельности органов власти и военного управления Украины.        

Следовательно, для эффективного противодействия российской угрозе во всех вышеперечисленных сферах, Украина, США и Великобритания могут заключить многосторонние международные договора о взаимодействии в области обеспечения информационной безопасности и кибербезопасности.  

Атака на гуманитарную сферу является одним из основных направлений российской агрессивной внешней политики, и в рамках имплементации Будапештского меморандума необходимо выработать действенные меры для нейтрализации ее негативного влияния на сознание людей.  Необходимо запретить просмотр и продажу на территории  США, Великобритании и Украины российского медиаконтента, содержащего изображения символики террористических организаций Д/ЛНР, георгиевские или колорадские ленты, коммунистическую символику, провоцирование вражды, различные манипуляции и пропагандистские материалы.   

Также Украина, США и Великобритания должны заключить международное соглашение о создании единого санкционного реестра персон нон-грата. В данный реестр должны войти лица, принимавшие участие в боевых действиях на стороне России против Украины. Например, различные российские телевизионные пропагандисты войны с Украиной и Западом, деятели науки и искусства, чиновники, депутаты, сенаторы и все прочие лица, тем или иным образом поддержавшие войну России против Украины.  В реестр должны быть включены российские олигархи и иные влиятельные лица, причастные к проведению российской внешней агрессивной политики против Украины, США и Великобритании.  

  1. Специальные санкции за отказ от участия в консультациях в Будапештском формате.  

Помимо, условных общих санкций, требуется разработать ряд специальных санкций, которые следовало бы накладывать на Россию по факту отказа от участия в консультациях в Будапештском формате.  

Основания для этого закреплены в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 56/83. «Ответственность государств за международно-противоправные деяния»: «Государство вправе в качестве потерпевшего государства призвать к ответственности другое государство, если нарушенное обязательство является обязательством в отношении этого государства» (п. «А» ст. 42).  

  1. Механизмы привлечения России к международной ответственности за совершенные и совершаемые преступления.     

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 56/83 «Ответственность государств за международно-противоправные деяния» дает Украине дополнительные международно-правовые возможности не только для привлечения России к международно-правовой ответственности, но и получения компенсации ущерба, причиненного международными преступлениями.  

В рамках исполнения своих международных обязательств по Будапештскому меморандуму США и Великобритания могут помочь Украине компенсировать ущерб, причиненный в результате российской агрессии за счет России.  

Одним из вариантов привлечения России к международной ответственности за совершенные и совершаемые преступления может состоять в конфискации властями США и Великобритании активов, финансов, имущества, принадлежащих как непосредственно России, так и ее отдельным гражданам - например, олигархам, находящимся под санкциями, - и передачи всех этих ресурсов Украине на восстановление инфраструктуры, разрушенной российской агрессией, усиление боеспособности армии, защиты суверенитета и территориальной целостности.  

Власти США и Великобритании вправе конфисковать, т. е., изъять в безвозмездное пользование,  в пользу Украины активы, финансы и имущество, принадлежащие как отдельным гражданам РФ, приобретённые ими незаконным путем, так и самой России.  

Заключение

Предложенные варианты действий Украины по проведению консультаций в рамках Будапештской группы являются небесспорными и далеко не исчерпывающими. На мой взгляд, это лишь первые шаги, которые Украина вправе и должна сделать для нейтрализации российской агрессии и сдвижения внешнеполитического процесса в сторону деоккупации временно оккупированных Россией суверенных украинских территорий. Украинским внешнеполитическим ведомствам предстоит проделать в этом направлении огромную правовую, информационную и экспертную работу.  

В этом смысле, наша главная задача состоит в последовательном отстаивании международного права и позиций Украины по Будапештскому меморандуму.  

Оригинал

 

 «Це бандитський режим. Знову корінний народ витісняється

зі своєї Батьківщини і знову з Російської Федерації завозять на нашу

землю своїх громадян. Як довго триватиме цей міжнародний

бандитизм – залежить від людей доброї волі з усього світу».

Народний депутат України, уповноважений Президента у справах

кримськотатарського народу  Мустафа Джемілєв під час заходів з нагоди

 50-ї річниці вторгнення радянських військ до Чехословаччини.

 

В 2010 году на Обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года (ДНЯО) Украина играла ведущую роль в ужесточении режима нераспространения ядерного оружия. Постоянный представитель Украины при ООН Владимир Ельченко, касаясь гарантий безопасности, в своей статье «Зонтик безопасности от Киева» отмечает, что «Ценность Будапештского меморандума заключается в том, что Украина стала непосредственным адресатом гарантий безопасности: это был беспрецедентный случай получения гарантий безопасности в обмен на ликвидацию ядерного оружия».    

Так почему же сегодня, на протяжении пяти лет военной агрессии ядерной державы Российской Федерации против Украины, не работают гарантии безопасности? Почему Президент Украины Петр Порошенко, гарант государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, прав и свобод человека, «защищает» эти ценности исключительно политикой безальтернативности «минских соглашений» его и Путина, оставляя за скобками Крым? Почему тему Будапештского меморандума последовательно продвигает исключительно Мустафа Джемилев, его уполномоченный по делам крымскотатарского народа, а сам президент даже не использует трибуну ООН с требованием реализации предоставленных Украине гарантий безопасности? 

Может Петр Порошенко не понимает роль Будапештского меморандума, который принят в дополнение к ДНЯО – основы международного режима нераспространения ядерного оружия, и вместе с иными правовыми актами дополняет ДНЯО и усиливают режим нераспространения?

Не работает Будапештский меморандум – рушится режим ядерного нераспространения! Без него Украина де-юре перестает быть участником ДНЯО и может на законных основаниях возрождать третий по величине на момент распада СССР свой ядерный потенциал.    

Но все понимают, что это не выход, значит, мировому сообществу предстоит вплотную заняться решением проблемы реализации гарантий безопасности Украины для восстановления режима нераспространения ЯО, существовавшего до оккупации Россией Крыма.

Лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, комментируя принятие Генассамблеей ООН 17 декабря прошлого года резолюции «Проблема милитаризации Автономной Республики Крым и города Севастополь, Украина, а также районов Черного и Азовского морей», указал на следующую за этим цель – создание международной платформы по деоккупации Крыма на базе Будапештского меморандума.

Могу понять, что значит для крымских татар Крым, как территория, с которой было несколько волн их депортации, и связанные с этим их нынешние надежды на восстановление статус-кво через деоккупацию полуострова. Эстонский же правозащитник Оливер Лооде, один из инициаторов Международного движения по освобождению Крыма #LIBERATECRIMEA, считает, что крымские татары нуждаются еще в большей международной поддержке и термин "деоккупация" для этого не совсем подходит. По проблемам полуострова он предлагает применять политическую риторику освобождения и свободы, как универсальной моральной ценности, способной мобилизовать общество, как в Украине, так и за ее пределами.

Международно-правовая значимость реализации гарантий безопасности Украины по Будапештскому меморандуму, 25-летие подписания которого приходится на этот год, позволит обратить внимание мирового сообщества и на пятилетнее сопротивление крымских татар российской оккупации, и на трагическую историю этого коренного народа Крыма – 75-летие депортации и геноцида крымскотатарского народа тоталитарным сталинским режимом. Политическая риторика в случае Будапештского меморандума – восстановление евроатлантического режима безопасности, основанного на принципах Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ, и международного режима нераспространения ядерного оружия.

Гарантии безопасности Украины от ядерных держав России, США и Великобритании основаны на принципах ОБСЕ, среди которых уважение прав человека и основных свобод, а также принцип равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой.

Коренной народ Крымского полуострова крымские татары имеют право в условиях полной свободы определять свой внутренний и внешний политический статус и без вмешательства извне осуществлять по своему усмотрению свое политико-экономическое и социально- культурное развитие. Это право подтверждено Европарламентом в его резолюции от 4 февраля 2016 года о ситуации с правами человека в Крыму, в частности, крымских татар.

Подтверждая обязательство ЕС, его государств-членов и международного сообщества в полной мере осуществлять политику непризнания аннексии Крыма из-за нарушения Россией Будапештского меморандума и ее угроз разместить на полуострове ядерное оружие в Крыму, депутаты Европарламента поддержали переговорный формат «Женева плюс» с участием стран-гарантов и ЕС по устранению серьезной угрозы для европейской и глобальной безопасности.

Выступая в Стэндфордском университете (Калифорния, США) с лекцией о Крыме Мустафа Джемилев сообщил о нарушении Конвенции о статусе оккупированных территорий. По его словам на полуострове наблюдается постоянный рост количества российских военнослужащих и сотрудников спецслужб. Количество последних, приходящихся на душу населения, в Крыму уже в 10-15 раз превышает среднее по России.

Россияне круглосуточно занимаются восстановлением ядерной базы в Крыму, привлекая на начальном этапе строительных работ даже коренных жителей – крымских татар, На финальных стадиях работ их заменяют приезжие рабочие из России. Джемилев утверждает, что на эту базу уже доставили ядерные боеголовки.

Если это действительно так, если имеет место искусственное замещение коренного населения украинского Крыма с одновременной его ядерной милитаризацией, то на следующей 74-й сессии Генеральной ассамблеи ООН рассмотрение проблем с милитаризацией и нарушением прав коренного народа должна идти в связке с проблемой нарушения международного режима нераспространения ЯО и выполнения странами-гарантами своих обязательств по Будапештскому меморандуму.

Ядерной милитаризацией Крымского полуострова РФ преследует цель «узаконить» свои права на международно-признанную украинскую территорию (резолюция ГА ООН 68/262 «Территориальная целостность Украины»). Генассамблея ООН призывает все государства, международные организации и специализированные учреждения не признавать любое изменение статуса Автономной Республики Крым и города Севастополя на основе референдума 16 марта 2014 года и воздерживаться от любых действий или шагов, которые можно было бы истолковать как признание любого такого измененного статуса. Российские ядерные заряды в украинском Крыму, на земле коренного крымскотатарского народа, – гарантирует непринятие такого статуса мировым сообществом.

Благодаря Украине гарантии безопасности в рамках Будапештского меморандума были предоставлены и Республике Беларусь в ответ на ее присоединение к ДНЯО в качестве государства, не обладающего ядерным оружием. Нарушение Россией положений Будапештского меморандума в отношении Беларуси в ноябре 1996 года привело к подчинению российским интересам осуществление прав, присущих беларускому государственному суверенитету. Сегодня Кремль, вопреки воле беларуского народа, принуждает к интеграции в рамках «союзного государства» России и Беларуси, предоставляя в качестве гарантии безопасности свой «ядерный зонтик» вместо Будапештского меморандума и ДНЯО.

Представители Беларуской социал-демократической партии (Грамада) в ходе второй украинско-беларуской конференции по Будапештскому меморандуму, прошедшей 17 декабря прошлого года, призвали политические партии Украины к взаимодействию по восстановлению действия принципов ОБСЕ в отношении наших стран. Совместные консультации в рамках Будапештского меморандума начнутся с Всеукраинским объединением «Батьківщина», лидер которой Юлия Тимошенко заявила о запуске после президентских выборов переговорного формата «Будапешт плюс». Число их участников в последствии будет расширяться, как с беларуской, так и с украинской стороны.     

Особое место в данных консультациях должны занять крымские татары. Восстановление их прав, предусмотренных Декларацией ООН о правах коренных народов, является гарантией восстановления в полном объеме режима нераспространения ядерного оружия и освобождения их исторической земли. 

Публикации по теме:

Ядерное нераспространение и деоккупация Крыма: прямая связь

Brookings Institute: США и Европе нужно жестко наказать Россию за агрессию против Украины, чтобы спасти процесс ядерного разоружения

Программа информационной связности ЕС и мир в Украине

Заявление Международного комитета «За Будапештский меморандум!» «О противодействии российской военной агрессии на основе Будапештского меморандума»

Три года бездействия

Стенограмма секретного заседания СНБО во время аннексии Крыма в 2014 году

Мутации опасности, или Радиационные угрозы оккупированных территорий

Джемилев в Европарламенте: оккупанты завезли в Крым шесть ядерных боеголовок

29.12.2018

22 грудня 2018 року Генеральна асамблея ООН прийняла резолюцію «Ситуація з правами людини в Автономній Республіці Крим та місті Севастополь, Україна». Це третя за рахунком резолюція ООН про стан прав людини в Криму за останні три роки. Перші дві були прийняті в 2016-му и 2017-му роках.

Росія не виконала жодної вимоги Генасамблеї ООН і ситуація з правами людини з того часу значно погіршилася. У зв’язку з цим остання резолюція містить окремо заклик до Генерального секретаря ООН підготувати на наступну, 74-у сесію Генеральної асамблеї в 2019 році, спеціальну доповідь про виконання останньої резолюції з «інформацією про можливі шляхи вдосконалення процесу її реалізації з відповідними рекомендаціями». В іншому випадку ООН перестає бути тим органом, якому підвладний контроль над миропорядком за допомогою міжнародного права.

У своїх резолюціях щодо ситуації з правами людини в Криму ГА ООН неодмінно посилається на Загальну декларацію прав людини і свою ж резолюцію 68/262 від 27 березня 2014 року «Територіальна цілістність України», що містить посилання на Меморандум про гарантії безпеки у зв’язку з приєднанням України до договору про нерозповсюдження ядерної зброї (Будапештський меморандум) від 5 грудня 1994 року.

Стаття 3 Загальної декларації прав людини проголошує найважливіші її права: «Кожна людина має право на життя, на свободу і на особисту недоторканність». Тобто, нікому не дозволяється вбивати людей, необгрунтовано затримувати і брати під варту.

Права людини і основні свободи, включаючи свободу думки, совісті, релігії і переконань є одним з принципів Гельсінського заключного акту ОБСЕ. Ядерні держави – Російська Федерація, Сполучені Штати Америки та Сполучене Королівство Великої Британії та Північної Ірландії – в рамках Будапештського меморандуму підтвердили своє зобов’язання поважати ці принципи і саме воно, це зобов’язання, і є гарантією безпеки України. Отже, країни-гаранти США і Великобританія ЗОБОВ’ЯЗАНІ за підсумками консультацій з Україною надати світовій спільноті в особі ООН свої пропозиції і рекомендації з протидії порушенням Росією прав людини на тимчасово окупованій нею українській території.

Права і свободи людини, як і їх дотримання, є найважливішим політико-юридичним інститутом, який об’єктивно виступає мірилом досягнень людства, в тому числі, і в галузі міжнародної безпеки. Не дарма, разом із підписанням Будапештського меморандуму, на саміті НБСЄ в угорській столиці була прийнята і Декларація «На шляху до справжнього партнерства в нову епоху», яка підвела лінію під Холодною війною. Ця Декларація включила в себе Кодекс поведінки, що стосується військово-політичних аспектів безпеки, яким встановлено взаємозв’язок між підтриманням миру і повагою прав людини і основних свобод– «Держави учасниці зобов’язуються співпрацювати, в тому числі шляхом створення здорових економічних і екологічних умов, з метою протидії зростанню напруженості, здатної привести до конфлікту. До джерел такої напруженості відносяться порушення прав людини і основних свобод, а також інших зобов’язань у сфері людського виміру; миру і безпеці також загрожують прояви агресивного націоналізму, расизму, шовінізму, ксенофобії і антисемітизму».

17 грудня ц.р. ГА ООН прийняла резолюцію «Проблема мілітаризації Автономної Республіки Крим та міста Севастополь, Україна, а також районів Чорного та Азовського морів», в якій також зазначено, що тимчасова окупація Криму Російською Федерацією суперечать її зобов’язанням, взятим відповідно до Будапештського меморандуму.

В період російської військової агресії проти України, в моменти виникнення ситуацій, які безпосередньо зачіпають зобов’язання за Будапештським меморандумом, Рада Національної Безпеки і Оборони України (РНБО) ухвалювала рішення про початок консультацій з країнами-гарантами (рішення від 01.03.201428.08.201426.11.2018).

Чому на запити України ці консультації до сих пір не почалися, пояснив Спеціальний представник Державного департаменту США з питань України Курт Волкер. 19 грудня ц.р. в інтерв’ю українським ЗМІ він повідомив, що США підтримують ідею проведення зустрічі в рамках Будапештського меморандуму, але Росія її відхиляє (!).

Беручи до уваги таку позицію США, залишається тільки шкодувати, що нинішнє керівництво України, ініціюючи з року в рік прийняття Генасамблеєю ООН «кримських резолюцій», водночас не надає світовій спільноті механізм захисту своїх громадян. Очевидно, що для влади численні жертви і руйнування протягом п’яти років війни, а також нескінченні політичні репресії щодо українців на окупованих територіях не є тією «ситуацією, безпосередньо зачіпає зобов’язання за Будапештським меморандумом» і вимагає проведення невідкладних консультацій з США і Великобританією без участі Росії, яка перейшла в ранг країни-агресора.

Російська Федерація в даний момент робить спробу легалізувати анексію Кримського півострова, досягнув максимальної його мілітаризації, в тому числі, розміщенням там ядерної зброї. Цим Росія порушує, як режим безпеки, заснований на принципах Гельсінського заключного акту ОБСЄ, так і режим нерозповсюдження, встановлений Договором про нерозповсюдження ядерної зброї від 1 липня 1968 року.

Відновлення цих режимів є обов’язком всіх країн-підписантів даних міжнародних документів і, в першу чергу, країн-гарантів по Будапештському меморандуму — США і Великобританії. І це додатковий аргумент до того, що особливої згоди Росії, яка утримує політичними репресіями контроль над тимчасово окупованими територіями України, не потрібно!

В першу чергу в ході консультацій в рамках Будапештського меморандуму повинні бути вжиті заходи щодо подолання віктимізації, яка супроводжує російську військову агресію проти України. Наголос на реалізацію її громадянами статті 3 Загальної декларації прав людини є гарантією того, що світ не скотиться до ядерної катастрофи!

В Україні стартують президентські вибори. Який механізм захисту прав і свобод людини на тимчасово окупованій території повинен представити світовій спільноті до наступної сесії Генасамблеї ООН новий український президент?

Рішенням РНБО України від 12.09.2014 уряду був встановлений місячний термін для «формування оптимальної моделі забезпечення безпеки України шляхом укладення багатостороннього або двосторонніх міжнародних договорів України з іншими державами з метою забезпечення дієвих гарантій безпеки України, захисту її суверенітету і територіальної цілісності».

З метою реалізації даного рішення РНБО і рекомендації резолюції ПАРЄ від 9 квітня 2014 року №1988 (2014 року) «Останні події в Україні: загрози для функціонування демократичних інститутів», яка пропонує укладати додаткові угоди до Будапештського меморандуму, що гарантують незалежність, суверенітет і територіальну цілісність України , було ініційовано включення в Спільну Декларацію Декларацію по цифровій економіці країн ЄС і Східного партнерства (затверджена 11 червня 2015 року) пропозиції про приєднання України і країн-партнерів до Європейської декларації з електронного уряду (програма eUnion).

У Східному партнерстві в рамках тематичної платформи «Економічна інтеграція та зближення з політичними курсами ЄС» передбачено багатостороннє співробітництво по досягненню взаємозв’язку інформаційно-комунікаційних інфраструктур (ІКД), як між країнами-партнерами, так і між ними та ЄС.

В рамках Спільної Декларації повинен бути ліквідований цифровий розрив між країнами ЄС і СП проведенням останніми інституційних реформ і вирішена проблема забезпечення цифрового доступу бізнесу і громадян до Єдиного цифровому ринку ЄС, в тому числі, з тимчасово окупованих Росією територій.

Цілісність ІКД нерозривно пов’язана з територіальною цілісністю, тому її відновлення має відбуватися на принципах ОБСЄ, а не за кремлівськими сценаріями — «мінські угоди» (Україна), «план Саркозі» (Грузія), план «Козака» (Молдова), ставлять собі за мету «заморозку» конфліктів. При цьому значення захисту прав людини під російською окупацією, як одного з принципів ОБСЄ, багаторазово зростає.

На даний момент Єврокомісія запускає роботу зі створення Цифрового Товариства ЄС зі Східними партнерами (Digital Community). Відновлення суверенітету і територіальної цілісності України і країн-партнерів на принципах ОБСЄ буде здійснюватися шляхом створення мережі (EU4Digital: eUnion). Це і є реальна альтернатива війні Росії проти України та інших країн Східного партнерства!

У сучасному цифровому столітті дотримання загальновизнаних принципів ОБСЄ, які десятиліттями підтримували післявоєнну систему безпеки, набуло нового звучання ще з однієї причини. Принципи ОБСЄ стали основою, інституціональним базисом інтеграції країн в загальноєвропейський інформаційний простір з його особливою вимогою до верховенства права. Його належний рівень є обов’язковою умовою досягнення якості інформації в частині її повноти, достовірності і цілісності, необхідний для транскордонної електронної взаємодії. Тому приєднанню країн СП до eUnion повинна передувати реалізація ними заходів по досягненню верховенства права (реабілітація, реституція, люстрація) і демократії (протидія порушенням виборчих прав громадян).

Все вищесказане безпосередньо перекликається із закликом Генасамблеї ООН щодо прийняття механізму забезпечення реалізації її резолюцій на захист прав людини на тимчасово окупованих Росією територій. Це також співзвучно і з рішенням Євросоюзу створити механизм санкцій, пов’язаний з порушеннями міжнародного права і прав людини. З даною пропозицією виступили Нідерланди та вона було схвалено міністрами закордонних справ країн-членів ЄС 10 грудня, в день 70-ти річного ювілею прийняття Загальної декларації прав людини. Протягом найближчих місяців Європейська зовнішньополітична служба повинна буде представити детальну пропозицію такого механізму.

Залишається тільки шкодувати, що всі ці роки зовнішня політика України щодо протидії російської військової агресії вибудовується виключно на безальтернативності «мінських угод» мінських угод», авторство яких належить українсько-російському президентського тандему — Петру Порошенко і Володимиру Путіну. Непослідовність у відстоюванні інтересів України на основі Будапештського меморандуму можна пояснити невідомими нам політичними мотивами, інакше б не ігнорувалися Петром Порошенко експертні висновки правознавців по «мінським угодами» та їх відкриті до нього звернення.

Петро Порошенко на посаді Президента України не став гарантом державного суверенітету, територіальної цілісності України, додержання Конституції України, прав і свобод людини і громадянина. З причини того, що приведення Президента України до присяги здійснює Голова Конституційного Суду України, даний високий орган країни повинен дати свій висновок про відповідність діяльності Петра Порошенка на посаді Президента України, даної ним присяги боронити суверенітет і незалежність країни, права і свободи людини і громадянина. Наявність такого висновку Конституційного Суду України має бути обов’язковою умовою для повторного переобрання Петра Порошенка на новий президентський термін.

І проблема тут не тільки в тому, що через його «безальтернативності МІНСЬКА» щодня гинуть і калічаться люди. Проблема в тому, що з такою політикою Україна позбавлена перспектив на закінчення війни і людських страждань. Понад три з половиною років не реалізується на принципах ОБСЄ «дорожня карта» (eUkraine + eUnion) разом з Кримом і Донбасом, яка повинна супроводжуватися безперервними консультаціями з США і Великобританією в рамках Будапештського меморандуму. Ще раз повторюся, приєднання України до eUnion — це і реальна альтернатива війні, це і шлях по відновленню євроатлантичної системи безпеки в регіоні ОБСЄ!

Завдяки Україні 5 грудня 1994 року аналогічні гарантії безпеки були надані і Республіці Білорусь у відповідь на її приєднання до Договору про нерозповсюдження ядерної зброї в якості держави, яка не володіє ядерною зброєю.

8 серпня цього року правознавці України і Білорусі за підсумками спільної конференції прийняли рішення про створення Міжнародного комітету «За Будапештський меморандум!». Причиною цього рішення, у тому числі, стала політика офіційного Києва безальтернативності «мінських угод». 5 грудня Будапештський комітет виступив з відповідною заявою «Про протидію російської військової агресії на основі Будапештського меморандуму». 17 грудня на другий спільній українсько-білоруської конференції керівники Білоруської соціал-демократичної партії (Грамада) закликали політичні партії України до взаємодії з відновлення дії принципів ОБСЄ щодо наших країн відповідно до положень Будапештського меморандуму про гарантії безпеки.

«Взаємодія з метою підвищення глобальної безпеки» — гасло під час підписання Будапештського меморандуму сьогодні стало актуальним як ні коли!

Воєнний кабінет Юлії Тимошенко (Робоча група 2 «Глобальна безпека і міжнародне співробітництво») ініціює взаємодію українських і зарубіжних політиків, правознавців і правозахисників з відновлення євроатлантичної системи безпеки і режиму нерозповсюдження ядерної зброї в цілях реалізації заходів в рамках Спільної Декларації по цифровій економіці країн ЄС і східного партнерства. Першим кроком в цьому напрямку повинна стати підготовка рекомендацій для спеціальної доповіді Генерального секретаря ООН з виконання резолюцій, що стосуються дотримання та реалізації прав людини в Автономній Республіці Крим та місті Севастополі.

Ігор Лєднік, експерт Воєнного кабінету Юлії Тимошенко, заступник директора Інституту дослідження російської агресії, відповідальний секретар Міжнародного комітету «За Будапештський меморандум!»

Першакрыніца - сайт Ваеннага камітэта Юліі Цімашэнкі

Артыкулы па тэме:

Программа информационной связности ЕС и мир в Украине

Мустафа Джемилев: «Без возвращения Крыма миропорядок под угрозой»

Мустафа Джемилев: «Резолюция ООН против милитаризации Крыма – база для его деоккупации»

Мустафа Джемилев, лидер крымских татар: Наша цель - создание платформы для возвращения Крыма на базе Будапештского меморандума

 

70 лет назад, 10 декабря 1948 года, на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) («Международный пакт о правах человека») принята Всеобщая декларация прав человека.

В преамбуле Декларации обращается внимание на то, что «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира, а пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей».

Статья 3 Декларации провозглашает самые важные права человека: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». То есть, никому не разрешается убивать людей, необоснованно задерживать и заключать под стражу.

Закрепленные в данной статье права человека сегодня грубо нарушаются Российской Федерацией, которая 5 декабря 1994 года в рамках Будапештского меморандума вместе с США и Великобританией выступила гарантом безопасности Украины в ответ на ее отказ от ядерного оружия. С 20 февраля 2014 года, с начала ее военной агрессии против Украины, человеческие жертвы в этой войне сегодня соизмеримыми с теми, которые Советский Союз понес в ходе его афганской военной авантюры. 

Украина присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года в качестве государства, не обладающего ядерным оружием, и получила со стороны ядерных держав гарантии безопасности на основе принципов Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ, одним из которых является уважение прав человека и основных свобод.

Отказавшись от ядерного оружия, Украина внесла свой вклад в выживание человеческой цивилизации путем отхода от модели мира, основанной на балансе военных сил и их противоборстве, к модели «позитивного мира», т.е. мира, основанном на общих целях и идеалах, признающего и разделяющего фундаментальные общие ценности, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека.

Права и свободы человека, как и их соблюдение, являются важнейшим политико-юридическим институтом, который объективно выступает мерилом достижений человечества, в том числе, и в области международной безопасности. Не зря, вместе с подписанием Будапештского меморандума, была принята и Декларация СБСЕ «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху», подведшая черту под Холодной войной. Данная Декларация включила в себя Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности, которым установлена взаимосвязь между поддержанием мира и уважением прав человека и основных свобод.

Российская Федерация в настоящий момент предпринимает попытку аннексировать Крымский полуостров, разместив на международно-признанной украинской территории (резолюция ГА ООН 68/262 «Территориальная целостность Украины») ядерное оружие. Россией тем самым нарушаются, как режим безопасности, основанный на принципах Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ, так и режим нераспространения согласно Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года.

Восстановление данных режимов является сегодня обязанностью всех стран-подписантов данных международных документов путем совместной выработки и принятия мер по преодолению виктимизации, вызванной российской военной агрессией против Украины. Реализация ее гражданами статьи 3 Всеобщей декларации прав человека является гарантией того, что мир не скатится к ядерной катастрофе!

10 декабря т.г. министры иностранных дел стран-членов ЕС одобрили предложение Нидерландов создать санкционный механизм, связанный с нарушениями международного права и прав человека. В течение ближайших месяцев Европейская внешнеполитическая служба должна представить подробное предложение такого механизма.

Заявление Международного комитета «За Будапештский меморандум!» «О противодействии российской военной агрессии на основе Будапештского меморандума».

 Заявление Международного комитета «За Будапештский меморандум!»

«О противодействии российской военной агрессии на основе

Будапештского меморандума»

5 декабря 1994 года вступил в силу Закон Украины от 16.11.1994 года №248/94-ВР «О присоединении Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года». Основанием этому явилось предоставление Украине ядерными державами – Российской Федерацией, Соединенными Штатами Америки и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии – гарантий безопасности, оформленных путем подписания соответствующего международного договора – Будапештского меморандума.

Гарантиями безопасности по Будапештскому меморандуму является подтверждение странами-гарантами своих обязательств в соответствии с принципами Хельсинкского Заключительного акта ОБСЕ уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины, воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины, а также подтверждение того, что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом ООН, как не будет применено и экономическое принуждение, направленное на подчинение своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих ее суверенитету.

Благодаря Украине 5 декабря 1994 года аналогичные гарантии безопасности были предоставлены и Республике Беларусь в ответ на ее присоединение к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве государства, не обладающего ядерным оружием.

Нарушение Российской Федерацией положений Будапештского меморандума в отношении Республики Беларусь в ноябре 1996 года привело к подчинению российским интересам осуществление прав, присущих беларускому государственному суверенитету. 

С нарушением Российской Федерацией Будапештского меморандума в отношении Республики Беларусь и Украины (при попустительстве США и Великобритании) перестали действовать предоставленные им гарантии по соблюдению принципов ОБСЕ. Это положило начало войне «управляемого» хаоса (гибридной войне), в ходе которой, благодаря тактике «бой ради политики», международное право в настоящий момент подменено «евразийским» («минские соглашения»: Иловайск – Минск-1, Дебальцево – Минск-2) и навязан необходимый России переговорный формат – «Нормандский».
Действия руководства Российской Федерации, как ядерной державы вышедшей из-под контроля международного права, грозят катастрофическими последствиями для региона ОБСЕ и общего миропорядка в целом.

Украина и Беларусь являются участниками программы Евросоюза «Восточное партнерство». В качестве ответной контрмеры на действия России по инициативе Форума гражданского общества Восточного партнерства в Совместную Декларацию по цифровой экономике стран ЕС и ВП (утверждена 11 июня 2015 года) включено предложение о присоединении стран-партнеров к Европейской декларации по электронному правительству (программа eUnion).

Данная инициатива осуществляется в рамках Стратегии «Восточное партнерство: информационное общество вместо войны» и направлена на выполнение рекомендации резолюции ПАСЕ от 9 апреля 2014 года №1988(2014) «Последние события в Украине: угрозы для функционирования демократических институтов». Указав на риск дестабилизации и ухудшения режима безопасности всего региона в случае дальнейшей российской военной агрессии против Украины, ПАСЕ рекомендует странам-гарантам по Будапештскому меморандуму и другим заинтересованным европейским государствам рассмотреть возможность заключения дополнительных соглашений, гарантирующих независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины.

Соглашение Украины с государствами-участниками программы eUnion отвечает рекомендации ПАСЕ. Реализация «дорожной карты» (eUkraine + eUnion) и ей подобных в странах-партнерах позволяет решить проблему военных и «замороженных» конфликтов в Восточном партнерстве на принципах ОБСЕ.

Предполагалось, что первым шагом в этом направлении станет смена переговорного формата по Украине с «Нормандского» на «Женева плюс» и продолжение начатых 17 апреля 2014 года в Женеве переговоров между Украиной, РФ, США и ЕС. Формат «Женева плюс», предложенный Президентом Украины Петром Порошенко, поддержан Европейским парламентом резолюцией от 4 февраля 2016 года "О ситуации с правами человека в Крыму, в частности крымских татар" (2016/2556).

В ходе российской военной агрессии против Украины, в моменты возникновения ситуаций напрямую затрагивающих обязательства по Будапештскому меморандуму, Совет Национальной Безопасности и Обороны (СНБО) Украины принимал решения о начале консультаций со странами-гарантами (решения от 01.03.2014, 28.08.2014, 26.11.2018). Решением СНБО от 12.09.2014 правительству Украины был установлен месячный срок для «формирования оптимальной модели обеспечения безопасности Украины путем заключения многостороннего или двусторонних международных договоров Украины с другими государствами в целях обеспечения действенных гарантий безопасности Украины, защиты ее суверенитета и территориальной целостности».

К сожалению, в вопросах восстановления суверенитета и территориальной целостности Украины Петр Порошенко впоследствии стал руководствоваться политическим решением. Его заявление о безальтернативности «минских соглашений», которое определяет нынешнюю внешнюю и внутреннюю политику официального Киева, лишает украинцев гарантий безопасности на основе приоритета принципов международного права, а также перспектив проведения реформ на основе верховенства права национального. Это также отрицательно сказывается на перспективах восстановления прежнего режима безопасности в регионе ОБСЕ и режима нераспространения ядерного оружия на основе гарантий безопасности, предоставленных ядерными державами.

Противодействие российской военной агрессии против Украины на основе Будапештского меморандума крайне актуально по следующим причинам.

В Восточном партнерстве предусмотрено достижение взаимосвязанности информационно-коммуникационных инфраструктур (ИКИ), как между странами-партнерами, так и между ними и ЕС. Целостность ИКИ неразрывно связана с целостностью территориальной. Без обеспечения цифрового доступа бизнеса и граждан с временно оккупированных Россией территорий Украины и стран-партнеров к Единому цифровому рынку ЕС не состоится Цифровое Сообщество ЕС с Восточными партнерами (Digital Community). Восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины и стран-партнеров в соответствии с принципам ОБСЕ будет осуществляться путем создания сети (EU4Digital: eUnion).

11 июня 2015 года, утвердив Совместную Декларацию по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства, Украина подтвердила свое обязательство соблюдать принципы ОБСЕ. Однако на протяжении более трех лет украинская власть игнорирует возможность смены переговорного формата с «минских соглашений» на Будапештский меморандум, предпочитая войну интеграции в информационное общество ЕС.

В целях возобновления действия принципов ОБСЕ в отношении Украины и Беларуси в рамках Будапештского меморандума 8 августа 2018 года было инициировано создание Международного комитета «За Будапештский меморандум!». Будапештский комитет заинтересован в восстановлении послевоенного режима безопасности на принципах Хельсинкского заключительного акта ОБСЕ и Международного режима нераспространения ядерного оружия на основе Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) от 1 июля 1968 года и гарантий безопасности ядерных держав по Будапештскому меморандуму.

Будапештский комитет приветствует инициативу украинских политиков о необходимости противодействия российской военной агрессии на основе Будапештского меморандума. Речь идет, в частности, об инициативе лидера партии «БАТЬКІВЩИНА» Юлии Тимошенко о начале переговоров в формате «Будапешт плюс» с участием стран-гарантов, реализацию которой будет осуществлять Военный комитет.

Будапештский комитет призывает украинских политиков в ходе предстоящих президентских и парламентских выборов к максимальному продвижению принципов ОБСЕ, как гарантий безопасности Украины, так механизма по преодолению виктимизации, вызванной военной агрессией России против Украины, которая поддерживается ею «минскими соглашениями». 

Украина и ее страны-гаранты должны вернуться к Будапештскому формату и восстановить международное право 

Эксперты ИИРАстатьи и интервью