Понедельник, 11 июня 2018 19:15

Три года бездействия Избранное

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)
Саммит ВП в Риге Саммит ВП в Риге

Три года назад, 11 июня 2015 года, утверждена Совместная Декларация по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства. В рамках Стратегии «ВП: информационное общество вместо войны» в нее включено предложение беларуских представителей гражданского общества о присоединении стран-партнеров к Европейской Декларации по электронному правительству (Мальмская Декларация, программа eUnion).

Присоединение Восточных партнеров к программе eUnion нацелено на выполнение рекомендации резолюции ПАСЕ от 9 апреля 2014 года №1988(2014) «Последние события в Украине: угрозы для функционирования демократических институтов». Указав на риск дестабилизации и ухудшения режима безопасности всего региона в случае дальнейшей российской военной агрессии против Украины, ПАСЕ рекомендует странам-гарантам по Будапештскому меморандуму и другим заинтересованным европейским государствам рассмотреть возможность заключения дополнительных соглашений, гарантирующих независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины.

Соглашение по eUnion отвечает данной рекомендации ПАСЕ и определяет круг стран-участниц переговоров в формате «Женева+» по Украине, предложенный президентом Петром Порошенко и поддержанный депутатами Европарламента 4 февраля 2016 года в своей резолюции о ситуации с правами человека в Крыму, в частности крымских татар. Это страны-гаранты по Будапештскому меморандуму и подписанты Мальмской Декларации – страны ЕС, кандидаты в ЕС и участники Европейской зоны свободной торговли (EFTA). Заинтересованной стороной в принятии нового механизма обеспечения гарантий территориальной целостности по итогам Женевы+ являются Восточные партнеры, чья территория в настоящий момент находится под временной оккупацией Российской Федерацией.

Так почему же по прошествии трех лет не инициировано заключение соглашений с участниками  eUnion? Почему официальной политикой Киева в противодействии российской военной агрессии до сих пор является «безальтернативность МИНСКА»?

Во-первых, следует признать общее заблуждение о том, что Будапештский меморандум нарушен исключительно Россией с момента аннексии ею украинского Крыма, а не всеми «гарантами» в отношении Беларуси в ноябре 1996 года. Проводимая ими после Холодной войны Realpolitik привела к разрушению послевоенной системы безопасности на основе Хельсинкского заключительного акта и международного режима нераспространения ядерного оружия на основе Договора о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года (ДНЯО). Будапештский меморандум принят в дополнение к ДНЯО – основы  режима нераспространения ЯО, и вместе с иными правовыми актами дополняет ДНЯО и усиливают данный режим. 

Во-вторых, практикуя Realpolitik, США и Великобритания предоставили России карт-бланш для продвижения ее руководством в международных отношениях политического реализма, нацеленного на обеспечения собственного выживания и безопасности, поддержания и расширения влияния российского клептократического режима по всему миру за счет финансовой и юридической систем Запада. Результатом такой политики стал «фактор Трампа» - экспансия «евразийского», харизматичного типа легитимизации власти, разрушающего стратегическую политику всех предыдущих администраций США по укреплению евроатлантического единства, проводимую с 1945 года.

Возврат к легально-рациональному типу восприятия власти в целях решения проблем с безопасностью в регионе ОБСЕ сегодня возможно на основе ранее апробированного «Плана Маршалла», в котором мероприятия в рамках Совместной Декларации по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства могут сыграть определяющую роль. О восстановлении прежнего режима безопасности на основе данной декларации Институт исследования российской агрессии известил Хельсинкскую комиссию США.

Немаловажным аргументом в эффективной защите национальных интересов Украины и Беларуси является солидарная ответственность перед ними стран-подписантов Будапештского меморандума согласно Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №56/83 «Ответственность государств за международно-противоправные деяния». России – за нарушение Будапештского меморандума, США и Великобритания – за бездействие их высших органов и должностных лиц по прекращению совершаемых Россией нарушений. Институт исследования российской агрессии полностью разделяет данную позицию ОО «ЭкспертиЗА Реформ», озвученную председателем его Координационного совета Юрием Георгиевским. Отсутствующий в настоящий момент в международном праве нормативный механизм, четко определяющий компенсаторную функцию по ответственности за международно-противоправные деяния, может быть введен в ходе реализации мероприятий в рамках Совместной Декларации по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства.

Прочитано 823 раз Последнее изменение Среда, 06 февраля 2019 14:38
Игорь Ледник

Заместитель Директора Института исследования российской агрессии 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Эксперты ИИРАстатьи и интервью