Игорь Ледник

Игорь Ледник

Заместитель Директора Института исследования российской агрессии 

Противодействие российской агрессии в отношении Украины сегодня происходит в двух форматах. Первый кремлевский – с “минскими соглашениями” и “Нормандским форматом”. Его поддерживает и официальный Киев своим заявлением о “безальтернативности МИНСКА”. Второй инициирован гражданским обществом Беларуси в рамках программы ЕС “Восточное партнерство”. Он нацелен на восстановление послевоенного режима безопасности путем возобновления действия принципов ОБСЕ в отношении Украины и Беларуси. Эти принципы являются основой их гарантий безопасности по Будапештскому меморандуму. Возможность смены кремлевского формата вторым украинская власть игнорирует на протяжении трех лет, предпочитая войну интеграции в информационное общество ЕС.     

В этой связи Международная ассоциация «Институт Национальной Политики», в состав которой входит Институт исследования российской агрессии, 8 августа т.г. провела в пресс-центре информационного агентства «Украинские Новости» международную пресс-конференцию на тему: «Будапештский формат, как эффективный путь деоккупации» (видеотрансляция). В ней приняли участие правоведы и политики из Украины, а также по скайпу из Беларуси и США.

Конференция прошла в научно-практическом формате и была посвящена взаимодействию правоведов и политиков по возобновлению действия принципов хельсинкского Заключительного акта ОБСЕ в отношении наших стран. Проблема смены “минских соглашений” на Будапештский меморандум является общим делом для Украины и Беларуси (см. ХЕЛЬСИНКИ-2020).

Судья первого состава Конституционного суда Республики Беларусь Михаил Пастухов рассказал о первом нарушении Россией Будапештского меморандума в ноябре 1996 года. Тогда Россия помогла Александру Лукашенко избежать импичмент и провести референдум, результатом которого стал слом конституционного строя Беларуси.

Этим не ограничилось. Второе нарушение Россией Будапештского меморандума – попытка аннексии украинского Крыма и ее военное вторжение на Донбасс – это следствие нарушения первого.

Этого всего можно было избежать, если бы США и Великобритания – другие гаранты по Будапештскому меморандуму, должным образом организовали противодействие экспансионистской политике российского руководства.

Участники пресс-конференции заявили о своем дальнейшем взаимодействии в рамках Международного комитета "За Будапештский меморандум!" - группы правоведов и политиков. Комитет будет расширяться за счет экспертов стран-участниц ОБСЕ, заинтересованных в восстановлении послевоенного режима безопасности путем возобновления действия принципов ОБСЕ в отношении Украины и Беларуси в рамках Будапештского меморандума.

 На пути к подлинному партнерству в цифровую эпоху

Без малого 25 лет тому назад, в декабре 1994 года, главы государств участников ОБСЕ приняли Декларацию Будапештской встречи на высшем уровне – «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху».

Документ, принятый накануне пятидесятой годовщины окончания Второй мировой войны и двадцатого юбилея подписания хельсинкского Заключительного акта, подвел черту под Холодной войной. Дальнейшее развитие потенциала ОБСЕ в области предотвращения конфликтов и урегулирования кризисов виделось в четком соблюдении Кодекса поведения, касающегося военно-политических аспектов безопасности. Нарушение прав и свобод человека рассматривается им в качестве основного источника напряженности в Европе.

Там же в Будапеште ядерные державы Российская Федерация, США и Великобритания предоставили Украине и Беларуси, будущим участникам программы Евросоюза «Восточное партнерство», гарантии безопасности на принципах ОБСЕ в ответ на их присоединение к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года.

Решения четверть вековой давности по формированию общего пространства безопасности на принципах хельсинкского Заключительного акта ОБСЕ проигнорированы руководством Российской Федерации, проводящим экспансионистскую политику в отношении бывших республик СССР.

В ответ на «глубокую озабоченность» государств участников ОБСЕ в связи с односторонними действиями, предпринятыми 26 ноября 1994 года властями Абхазии (Республика Грузия), этническими чистками, массовым изгнанием грузинского населения из мест его проживания и гибелью большого числа невинных гражданских лиц Российская Федерация инициировала войну «08.08.08.», по итогам которой оккупировала пятую часть территории Грузии.

Приветствуя в Будапеште подписание 21 октября 1994 года Соглашения между Республикой Молдовой и Российской Федерацией о выводе российской 14-й армии, государства участники ОБСЕ так и не дождались ухода российских войск с молдавской территории (Приднестровья).

Военная агрессия Российской Федерации против Украины и попытка аннексии ею Автономной республики Крым стала следствием прямого и грубейшего нарушения ею Будапештского меморандума от 5 декабря 1994 года в части предоставленных Украине гарантий обеспечения ее политической независимости и территориальной целостности. Несмотря на формальную независимость, до победы киевского Евромайдана (до 20 февраля 2014 года) Украина фактически являлась российской политической и экономической колонией.

Однако первое нарушение Россией Будапештского меморандума произошло в отношении Беларуси 22 ноября 1996 года при отсутствии противодействия со стороны «гарантов» США и Великобритании. Навязав заключение соглашения «Об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в Республике Беларусь» между президентом и председателем Верховного Совета, Российская Федерация подчинила своим интересам осуществление прав, присущих государственному суверенитету Беларуси, используя при этом ее экономическую зависимость (п.3 Будапештского меморандума). Российское вмешательство во внутренние дела суверенного государства позволило Александру Лукашенко избежать импичмент за систематическое нарушение Конституции и законов Республики Беларусь и провести 24 ноября 1996 года референдум по внесению дополнений в Конституцию с целью изменения конституционного строя страны.

Специальная комиссия Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва в своем заключении оценила проведение референдума 24 ноября 1996 года, как нарушение ч.2 ст.3 Конституции Республики Беларусь, за которое предусмотрена уголовная ответственность по ст. 357 УК Республики Беларусь (захват и удержание власти неконституционным путем). Это длящееся во времени преступление сопряжено с внесудебными казнями политиков, массовыми репрессиями и фальсификациями на выборах.

Нарушение Российской Федерацией Будапештского меморандума в отношении Республики Беларусь позволило создать с ее участием ряд интеграционных союзов. Последним из них стал Евразийский экономический союз (ЕАЭС), созданный руководством России 29 мая 2014 года в противовес Европейскому Союзу. Дальнейшее  подчинение Российской Федерацией своим интересам осуществление прав, присущих государственному суверенитету постсоветских республик, осуществляется путем нарушения ею норм международного права и военной агрессии (Грузия, Украина).

Сегодня реализация Российской Федерацией своей преступной агрессивной внешней политики осуществляется с использованием доктрины управляемого суверенитета в отношении постсоветских стран. Такая политика стала возможной в отсутствии адекватного противодействия со стороны «гарантов» США и Великобритании российскому посягательству на политическую независимость и территориальную целостность Беларуси и Украины.

С нарушением Россией норм Будапештского меморандума (п.п. 2, 3) в отношении Беларуси и Украины перестали действовать предоставленные им гарантии на основе Устава ООН и принципов хельсинкского Заключительного акта ОБСЕ, что положило начало войне «управляемого хаоса» (гибридной войне) и прямой военной агрессии в отношении Украины.

Российская военная агрессия сопровождается подменой международного права «евразийским» («план Саркози» – Грузия, «минские соглашения» – Украина), которое навязано тактикой «бой ради политики» (война «08.08.08», Иловайск – Минск-1, Дебальцево – Минск-2) и поддерживается необходимым Российской Федерации переговорным форматом (Нормандским). Данный формат нелегитимен, т.к. "минские соглашения" не ратифицированы Верховной Радой Украины. По этой причине Нормандский формат не вписывается в конструкцию системы международного и национального права, он противоречит Конституции Украины, он лишает возможности привлечения к международно-правовой уголовной ответственности за различные нарушения на территории Украины, включая Автономную республику Крым и г. Севастополь.

Действия руководства Российской Федерации, как ядерной державы, вышедшей из под контроля международного права, грозят разрушительными последствиями для миропорядка.

В качестве ответной контрмеры по инициативе Форума гражданского общества Восточного партнерства в Совместную Декларацию по цифровой экономике стран ЕС и ВП (11.06.2015) включено предложение о присоединении стран-партнеров к Европейской декларации по электронному правительству (Мальмская декларация, программа eUnion). 

Данная инициатива направлена на выполнение рекомендации резолюции ПАСЕ от 9 апреля 2014 года №1988(2014) «Последние события в Украине: угрозы для функционирования демократических институтов». Указав на риск дестабилизации и ухудшения режима безопасности всего региона в случае дальнейшей российской военной агрессии против Украины, ПАСЕ рекомендует странам-гарантам по Будапештскому меморандуму и другим заинтересованным европейским государствам рассмотреть возможность заключения новых соглашений, гарантирующих независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины.

Соглашение по eUnion отвечает рекомендации ПАСЕ. Реализация «дорожной карты» (eUkraine + eUnion) и ей подобных в странах-партнерах позволит решить проблему военных и «замороженных» конфликтов в Восточном партнерстве. Первым шагом в этом направлении должен стать возврат к принципам ОБСЕ , т.е. смена переговорного формата по Украине с «Нормандского» на «Женева плюс» с участием стран-гарантов и ЕС. Ранее данный формат был предложен Президентом Украины Петром Порошенко и поддержан Европейским парламентом резолюцией от 4 февраля 2016 года о ситуации с правами человека в Крыму, в частности крымских татар (2016/2556).

Необходимость смены переговорного формата по Украине с «минских соглашений» на Будапештский меморандум вызвана и принятием 18 октября 2016 года Концепции цифрового сообщества (Digital Community) с Восточными партнерами. Гармонизации цифровых рынков с ЕС должна предшествовать гармонизация институциональных систем стран ВП с ЕС, что подразумевает в качестве первого шага в создании сети EU4Digital сотрудничество по программе eUnion (EU4Digital: eUnion). 

В условиях, когда политика официального Киева по противодействию российской военной агрессии строится исключительно на безальтернативности так называемых «минских соглашений», а защита преследуемых граждан Украины в Крыму осуществляется в рамках уголовно-процессуального законодательства России в нарушение п.6 резолюции Генассамблеи ООН «Территориальная целостность Украины» (призыв воздержаться от любых действий, которые можно было бы истолковать, как признание измененного статуса Автономной Республики Крым и города Севастополя на основе проведенного 16 марта 2014 года референдума), остро встает потребность в формировании Международного комитета "За Будапештский меморандум!" по возврату ситуации в систему международного права в целях преодоления виктимизации и сопровождения создания сети (EU4Digital: eUnion).

Деятельность Международного комитета "За Будапештский меморандум!" призвана способствовать и эффективной защите национальных интересов Украины и Беларуси путем солидарной ответственности перед ними стран-подписантов Будапештского меморандума согласно Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №56/83 «Ответственность государств за международно-противоправные деяния»: России – за нарушение Будапештского меморандума, США и Великобритания – за бездействие их высших органов и должностных лиц по прекращению совершаемых Россией нарушений. 

Инициаторы создания Международного комитета "За Будапештский меморандум!" убеждены, что восстановление послевоенного режима безопасности возможно только через возобновление действия принципов ОБСЕ в рамках Будапештского меморандума о гарантиях безопасности в отношении Украины и Беларуси и уверены в поддержке своей деятельности со стороны правоведов и политиков стран-участниц ОБСЕ.

Публикации по теме:

Юрій Кармазін: Відкритий лист Президенту України Петру Порошенку!        

АНАЛІЗ Комплексних заходів по виконанню мінських угод від 2 березня 2015 року та супутніх актів

Юрій Георгієвський: Війна на Донбасі: хто має сплатити українські збитки?   

ЯК ПОВЕРНУТИ УКРАЇНІ ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНІ ТЕРИТОРІЇ?

Игорь Ледник: Хронология по Совместной Декларации по цифровой экономике стран ЕС и ВП

Игорь Рынкевич: Будапештский меморандум 1994 года — гарантии безопасности безъядерной Беларуси

Ігар Леднік: Беларусь: да Будапешцкага мэмарандума праз Віленскі?

Ігар Леднік: НЕ – міжнароднаму прызнаньню ЭАЭС!

Игорь Ледник: выборы в «Л/ДНР» нивелируют смысл Минских соглашений как для РФ, так и для Украины.

Ричард Брэнсон: Призыв к мирному урегулированию российско-украинского конфликта.

Понедельник, 11 июня 2018 19:15

Три года бездействия

Три года назад, 11 июня 2015 года, утверждена Совместная Декларация по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства. В рамках Стратегии «ВП: информационное общество вместо войны» в нее включено предложение беларуских представителей гражданского общества о присоединении стран-партнеров к Европейской Декларации по электронному правительству (Мальмская Декларация, программа eUnion).

Присоединение Восточных партнеров к программе eUnion нацелено на выполнение рекомендации резолюции ПАСЕ от 9 апреля 2014 года №1988(2014) «Последние события в Украине: угрозы для функционирования демократических институтов». Указав на риск дестабилизации и ухудшения режима безопасности всего региона в случае дальнейшей российской военной агрессии против Украины, ПАСЕ рекомендует странам-гарантам по Будапештскому меморандуму и другим заинтересованным европейским государствам рассмотреть возможность заключения дополнительных соглашений, гарантирующих независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины.

Соглашение по eUnion отвечает данной рекомендации ПАСЕ и определяет круг стран-участниц переговоров в формате «Женева+» по Украине, предложенный президентом Петром Порошенко и поддержанный депутатами Европарламента 4 февраля 2016 года в своей резолюции о ситуации с правами человека в Крыму, в частности крымских татар. Это страны-гаранты по Будапештскому меморандуму и подписанты Мальмской Декларации – страны ЕС, кандидаты в ЕС и участники Европейской зоны свободной торговли (EFTA). Заинтересованной стороной в принятии нового механизма обеспечения гарантий территориальной целостности по итогам Женевы+ являются Восточные партнеры, чья территория в настоящий момент находится под временной оккупацией Российской Федерацией.

Так почему же по прошествии трех лет не инициировано заключение соглашений с участниками  eUnion? Почему официальной политикой Киева в противодействии российской военной агрессии до сих пор является «безальтернативность МИНСКА»?

Во-первых, следует признать общее заблуждение о том, что Будапештский меморандум нарушен исключительно Россией с момента аннексии ею украинского Крыма, а не всеми «гарантами» в отношении Беларуси в ноябре 1996 года. Проводимая ими после Холодной войны Realpolitik привела к разрушению послевоенной системы безопасности на основе Хельсинкского заключительного акта и международного режима нераспространения ядерного оружия на основе Договора о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года (ДНЯО). Будапештский меморандум принят в дополнение к ДНЯО – основы  режима нераспространения ЯО, и вместе с иными правовыми актами дополняет ДНЯО и усиливают данный режим. 

Во-вторых, практикуя Realpolitik, США и Великобритания предоставили России карт-бланш для продвижения ее руководством в международных отношениях политического реализма, нацеленного на обеспечения собственного выживания и безопасности, поддержания и расширения влияния российского клептократического режима по всему миру за счет финансовой и юридической систем Запада. Результатом такой политики стал «фактор Трампа» - экспансия «евразийского», харизматичного типа легитимизации власти, разрушающего стратегическую политику всех предыдущих администраций США по укреплению евроатлантического единства, проводимую с 1945 года.

Возврат к легально-рациональному типу восприятия власти в целях решения проблем с безопасностью в регионе ОБСЕ сегодня возможно на основе ранее апробированного «Плана Маршалла», в котором мероприятия в рамках Совместной Декларации по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства могут сыграть определяющую роль. О восстановлении прежнего режима безопасности на основе данной декларации Институт исследования российской агрессии известил Хельсинкскую комиссию США.

Немаловажным аргументом в эффективной защите национальных интересов Украины и Беларуси является солидарная ответственность перед ними стран-подписантов Будапештского меморандума согласно Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №56/83 «Ответственность государств за международно-противоправные деяния». России – за нарушение Будапештского меморандума, США и Великобритания – за бездействие их высших органов и должностных лиц по прекращению совершаемых Россией нарушений. Институт исследования российской агрессии полностью разделяет данную позицию ОО «ЭкспертиЗА Реформ», озвученную председателем его Координационного совета Юрием Георгиевским. Отсутствующий в настоящий момент в международном праве нормативный механизм, четко определяющий компенсаторную функцию по ответственности за международно-противоправные деяния, может быть введен в ходе реализации мероприятий в рамках Совместной Декларации по цифровой экономике стран ЕС и Восточного партнерства.

Воскресенье, 25 марта 2018 17:25

БНР, БССР, ЕАЭС, война…

25 марта 1918 года Радой Беларуской Народной Республики была принята Третья Уставная Грамота, которой Беларусь объявлялась суверенным демократическим государством. С тех пор беларусы во всем мире отмечают эту дату как День Независимости Беларуси или День Воли.

Столетний юбилей БНР пришелся на период активного геополитического противостояния России с Западом. Не последнюю роль в этом сыграли события в Беларуси в ноябре 1996 года, когда Россия путем вмешательства во внутренние дела суверенного государства изменила его конституционный строй.

На инициированный в те дни Александром Лукашенко референдум по изменению Конституции Беларуси депутаты Верховного Совета 13-го созыва ответили ему импичментом, от которого его того спасла Россия. 22 ноября под контролем ее высшего руководства было подписано «Соглашение президента и Верховного Совета об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в Республике Беларусь». Это остановило процедуру импичмента и позволило Лукашенко провести референдум по изменению Конституции страны для концентрации власти в своих руках.

2 марта в Кишиневе прошла межпарламентская конференция «Грузия, Молдова и Украина: Восточное партнерство и текущие проблемы безопасности». Ее организаторами выступили парламенты трех стран в партнерстве с Атлантическим советом (Atlantic Cоuncil) – американским неправительственным аналитическим центром в сфере международных отношений. На конференции главы парламентов Украины, Молдовы и Грузии подписали резолюцию о совместном противодействии российской агрессии.

Символично, что день проведения форума совпал с трагической для Молдовы датой: 2 марта исполнилось 26 лет со дня начала вооруженного конфликта на Днестре. Все это время часть ее территории – Приднестровье – оккупирована российскими войсками. Сегодня ими оккупированы грузинские Абхазия с Южной Осетией и украинские Крым с Донбассом.

Но на сколько эффективным будет союз Украины, Молдовы и Грузии без остальных стран Восточного партнерства и возможно ли решить «общие вызовы» только на основе их «общей цели» – желанием стать членами Евросоюза?  

Ответ дает формат межпарламентской конференции. Ее организаторами выступили парламенты трех стран в партнерстве с Атлантическим советом (Atlantic Cоuncil) - американским неправительственным аналитическим центром в сфере международных отношений, а участие в форуме приняло свыше 150 человек – представители Европарламента, Конгресса США и парламентов ряда стран ЕС. В качестве приглашенных были заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу, директор Евразийского центра Джон Хербст, исполнительный вице-директор Атлантического совета Деймон Уилсон и другие известные эксперты и политологи. Такой формат конференции вселяет надежду на то, что ее участники понимают, что проблема противодействия российской агрессии это не проблема каждой из этих трех стран или их союза – это проблема евроатлантическая, это проблема всех государств-участников ОБСЕ. 

Первое, что меня воодушевило в самом факте проведения данного форума – это перспектива смены политического дискурса в противодействии российской агрессии против Украины, Молдовы и Грузии в многосторонний формат. Это перспектива возврата от путинских «квазинорм» – «минских соглашений», «планов Козака-Саркози» – в систему международного права. А это значит, что будут востребованы, в первую очередь, правовые заключения о необходимости противодействия российской агрессии против Украины в рамках Будапештского меморандума о гарантиях безопасности в связи с ее присоединением к Договору о нераспространении ядерного оружия, подготовленные Институтом исследования российской агрессии и Институтом общества и права. Это весьма актуально именно сейчас на фоне российской политики «бряцания ядерным оружием».

Основу российской агрессии против ценностей Запада составляет «война юрисдикций». Сейчас необходимо провести ревизию всего того, что инициировалось и предлагалось гражданским обществом Восточного партнерства в рамках Стратегии «Восточное партнерство: информационное общество вместо войны». Речь идет о выполнении рекомендации резолюции ПАСЕ от 9 апреля 2014 года №1988(2014) «Последние события в Украине: угрозы для функционирования демократических институтов». В ней, указав на риск дестабилизации и ухудшения режима безопасности всего региона в случае дальнейшей российской военной агрессии против Украины, ПАСЕ рекомендует странам-гарантам по Будапештскому меморандуму и другим заинтересованным европейским государствам рассмотреть возможность заключения новых соглашений, гарантирующих независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины. Необходимо отметить, что на Хельсинкский Заключительный акт СБСЕ и Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (Будапештский меморандум) от 5 декабря 1994 года ссылается и Генеральная Ассамблея ООН в своей резолюции от 27 марта 2014 года "Территориальная целостность Украины".

По инициативе гражданского общества Восточного партнерства в Совместную Декларацию по цифровой экономике стран ЕС и ВП включено предложение о присоединении стран-партнеров к Европейской декларации по электронному правительству (программа eUnion). Соглашение Украины с участниками eUnion отвечает рекомендации ПАСЕ. 11 июня исполнится три года, как ей предоставлены возможности смены переговорного формата с «минских соглашений» на Будапештский меморандум. Спросите почему?

Картинки по запросу ОБСЕ подписание

Российская агрессия против Украины, Молдовы и Грузии длится годами и противодействовать ей в условиях политики «безальтернативности МИНСКА» весьма проблематично – не действуют институты, поддерживающие многостороннее сотрудничество в укреплении международного права. А это значит, что информационная и кибер война со стороны России, не знающая границ, будет расширяться, подрывая ценности и принципы, на которых были основаны международные институты – ООН, ОБСЕ, НАТО и ЕС. На следующей межпарламентской конференции в Киеве должны быть приняты готовые решения с их реализаций со странами-гарантами по Будапештскому меморандуму во главе. Одним из предложений являются ХЕЛЬСИНКИ-2020.

ссылки по теме:

Андрей Парубий и Андрюс Кубилюс: Межпарламентская ассамблея Украины, Молдовы и Грузии и Европейский план для Украины

Межпарламентская Конференция «Грузия, Молдова и Украина: Восточное партнерство и современные вызовы безопасности» - региональный Мюнхен.

Украина, Грузия и Молдова будут обмениваться опытом реинтеграции территорий и противодействия РФ.

В Кишиневе 2 марта прошёл межпарламентский форум участием представителей Грузии, Украины и Молдовы, а также законодательных органов ряда западных стран. (Фото: Марианна Присяжнюк)

Первая межпарламентская конференция "Республика Молдова, Грузия и Украина: Восточное партнерство и современные вызовы безопасности" проводится по инициативе глав парламентов этих стран в партнерстве с Атлантическим Советом.

Главы парламентов Украины, Молдовы и Грузии подписали резолюцию о совместном противодействии российской агрессии и координации действий по ряду смежных проблем, включая реинтеграцию оккупированных территорий, вопросы безопасности и экономическое сотрудничество.

На 54-й Мюнхенской конференции по безопасности президент Украины Петр Порошенко призвал рассматривать военную российскую агрессию против своей страны, как часть полномасштабной мировой гибридной войны. «Это самое серьезное и циничное нападением на демократические ценности и международный порядок, основанный на правилах», - заявил украинский лидер.

После таких месседжей Украина обязана взять на себя ведущую роль в рядах «коллективного Запада» в противодействии российскому ревизионизму. В условиях «мировой гибридной войны» кто как не она в большей степени заинтересована в преодолении виктимизации и восстановлении своей территориальной целостности на принципах ОБСЕ?

Пятница, 16 февраля 2018 15:57

ПА ОБСЕ в Минске

Военные и «замороженные» конфликты на постсоветском пространстве, к сожалению, стали обыденностью. Они являются печальным итогом развивающихся с момента распада СССР процессов. Для их разрешения необходима оценка того «вклада», который сегодня вносится разными странами в их поддержание, в том числе, и Беларусью.

27 марта 2014 года официальный Минск в числе 10 стран проголосовал против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Территориальная целостность Украины», которая призвала мировое сообщество не признавать любое изменение статуса Автономной Республики Крыми города Севастополя на основе не имеющего законной силы референдума 16 марта 2014 года и воздержаться от любых действий или шагов, которые можно было бы истолковать как признание любого такого измененного статуса.

Страница 2 из 2